Крымская конференция
ЯНГДЮМХЕ ДНЙСЛЕМРНБ НМКЮИМ
дНЙСЛЕМРШ Х АКЮМЙХ НМКЮИМ

нАЯКЕДНБЮРЭ

Крымская конференция

история



Отправить его в другом документе Крымская конференция Hits:



ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ

ИСТОКИ УКРАИНСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА
ЗАЧЕМ ЛЕТАЛ В АРКТИКУ ╚ГРАФ ЦЕППЕЛИН╩? (По материалам А.В. Попова.)
Французский материализм XVIII в
ДИВЕРСИОННЫЕ ОПЕРАЦИИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ
БРУСИЛОВ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ 1853√1926
ВКЛЮЧАЯ XVIII ВЕК
БАГРАТИОН ПЕТР ИВАНОВИЧ 1765√1812
ВЕЛИКИЙ БУДДА ИЗ НАРА
Борьба за скандинавский плацдарм
 

Крымская конференция


1. Накануне встречи k 333h75bd 4; Крыму


Вначале февраля 1945 г. на всем советско-германском фронте шло успешное наступление. Недавние планы гитлеровского руководства задержать продвижение Советских Вооруженных Сил на укрепленных рубежах оказались несостоятельными. Немецкая оборона была взломана, а на берлинском направлении советские войска с боями продвинулись до 500 км, захватили ряд плацдармов на Одере и находились на подступах к столице Германии. Восточная Пруссия была отрезана от центральных районов страны. В основном было завершено освобождение Польши, части Чехословакии, считанные дни оставались до овладения Будапештом. Фашистская Германия лишилась почти полностью Силезского промышленного района ≈ важной сырьевой базы многих военных предприятий.


Наступление советских войск с каждым днем приближало конец войны в Европе. Тем не менее гитлеровское руководство, продолжая наращивать сопротивление, еще рассчитывало на возможность обострения противоречий в антигитлеровской коалиции и для достижения своих целей всеми силами пыталось вбить клин между союзниками.


27 января собрались фашистские руководители, чтобы обсудить создавшуюся обстановку. Гитлер обратился к своим ближайшим помощникам со следующим вопросом: ╚Вы что думаете, англичане преисполнены энтузиазма по поводу русского продвижения?╩ И далее сообщил о том, что по его приказу западным союзникам ╚подкинуты╩ сфабрикованные документы, из которых следует, что вместе с советскими войсками на территорию Германии ╚вступает 200-тысячная германская армия (из коммунистов и бывших военнопленных. ≈ Ред.), полностью проникнутая идеями коммунизма... Получив это сообщение, западные союзники почувствуют, что их как будто пронзили острием╩. Участники совещания согласились, что вступление советских войск в Центральную и Юго-Восточную Европу противоречит интересам Великобритании, и пришли к единому мнению, что шансы на изменение позиции Запада увеличатся с каждым! кил омет-ром приближения советских солдат к Берлину. Расчеты гитлеровцев строились на антикоммунистических настроениях, имевших место во влиятельных кругах США и Англии. По свидетельству Ч. Морана, близкого к Черчиллю, тот ╚больше не говорит о Гитлере, он толкует об опасности [127] коммунизма. Он представляет себе картину, как Красная Армия, подобно раковой опухоли, распространяется из одной страны в другую. У него это стало навязчивой идеей, и, по-видимому, он не может думать ни о чем другом╩.




Помня о предвоенной политике Запада в отношении СССР, в Берлине верили в реальность развала антигитлеровской коалиции. Однако там забывали о том, что успехи Советского Союза на фронтах вооруженной борьбы, равно как и новое соотношение сил на международной арене, оказали решающее влияние на прочность коалиции. В связи с явно возросшими усилиями гитлеровцев подорвать единство в лагере своих противников Рузвельт, выступая по радио в январе 1945 г., счел необходимым заявить американскому народу: ╚Я хотел бы самым серьезным образом предостеречь от вредоносных последствий вражеской пропаганды. Клин, который немцы попытались вбить на западном фронте (в Арденнах. ≈ Ред.), был менее опасен с точки зрения интересов завершения войны, чем клинья, которые они постоянно пытаются вогнать между нами и союзниками. Каждый даже пустяковый слушок, рассчитанный на то, чтобы подорвать нашу веру в союзников, подобен настоящему вражескому агенту в наших рядах ≈ делается попытка подорвать наши военные усилия. То там, то здесь распространяются злобные и необоснованные слухи ≈ против русских, против англичан, против наших боевых командующих. Если вы внимательно изучите эти слухи, то каждый из них отмечен клеймом ≈ сделано в Германии╩.


Задачи k 333h75bd 9;авершения войны в Европе и проблемы послевоенного устройства настоятельно требовали обсуждения и согласования политики ╚большой тройки╩ ≈ СССР, США и Англии. В начале 1945 г. была достигнута окончательная договоренность о созыве новой конференции с участием глав правительств. По предложению советской стороны местом ее проведения была избрана Ялта.


Для западных союзников эта конференция была необычайно важной не только по политическим, но и по военным соображениям. В конце 1944 г. американо-английские войска потерпели серьезную неудачу на западном фронте. Если накануне прорыва германских войск в Арденнах английское правительство предполагало, что война в Европе закончится к 30 июня 1945 г., то уже в середине января 1945 г. военный кабинет обсуждал возможность того, что она закончится не ранее 31 декабря. Обстановку на западном фронте в Вашингтоне и Лондоне оценивали достаточно серьезной. Опасения последствий затяжки войны в Европе усиливались сообщениями разведки об успешной работе в Германии над созданием атомной бомбы. Помощник государственного секретаря США Ч. Болен явился свидетелем того, как генерала Д. Эйзенхауэра, потрясенного декабрьским контрнаступлением немцев, на какое-то время обуял страх разгрома его армий на западе. Контрнаступление немецко-фашистских войск в Арденнах выдвинуло перед США и Англией на первое место вопрос о действиях Советской Армии, о планах ее командования.


Им приходилось также считаться и с положением в Азии. В конце 1944 г. японские войска нанесли серьезное поражение китайским и успешно продвигались на материке, подготавливая базу для продолжения войны (в случае утраты последних островных бастионов на Тихом океане). [128]


Сухопутные силы японской армии к тому времени участвовали в крупных операциях только частично. Они находились в полной боевой готовности на случай вторжения американо-английских войск на острова метрополии и в Азию. В основном до сих пор войну вел японский военно-морской флот. По мнению ведущих американских дипломатов А. Гарримана, Ч. Болена и американского комитета начальников штабов, для нанесения поражения Японии (после разгрома Германии) требовалось 18 месяцев. Вследствие этого, считали они, переговоры в Ялте следует сосредоточить на получении от Советского Союза обязательства вступить в войну на Дальнем Востоке. По оценке американских начальников штабов, потери войск США при том варианте, если им придется без помощи СССР осуществлять вторжение на острова Японии, составят по меньшей мере 1 млн. человек. Они полагали, что затяжка войны в Европе может иметь серьезные последствия для операций против Японии. 22 января 1945 г. комитет предупредил президента, что уже отдано указание изучить и подготовить планы кампании против Японии на случай, если затяжка войны в Европе потребует перенесения срока вторжения в метрополию до конца 1946 г..


Как Рузвельт, так и Черчилль большие надежды на скорое завершение войны в Европе возлагали на Советский Союз и стремились заручиться его помощью для нанесения окончательного поражения Японии. ╚Мы должны иметь поддержку Советского Союза для разгрома Германии. Мы отчаянно нуждаемся в Советском Союзе для войны с Японией по завершении войны в Европе╩, ≈ говорилось в ╚Памятке╩, подготовленной правительственными ведомствами США для президента и американской делегации в Ялте. Рузвельт был ╚полон решимости добиться в Ялте письменного обязательства╩ СССР относительно вступления в войну на Дальнем Востоке.


Британский премьер приложил немало усилий, чтобы на конференции в Крыму советской делегации противопоставить единый англо-американский блок. Он все еще лелеял мысль об англо-американской оккупации не только Западной, но и возможно большей территории Центральной и Юго-Восточной Европы. Черчилль пытался даже припугнуть президента. Его послание Рузвельту от 8 января 1945 г. было преднамеренно составлено в тревожном тоне: ╚Совещание (в Ялте. ≈ Ред.) может оказаться решающим, ибо будет происходить в момент, когда между великими союзниками существуют такие расхождения и когда тень войны на наших глазах становится все длиннее. Сейчас мне представляется, что конец войны может оказаться более разочаровывающим, чем конец прошлой╩.


По пути в Крым руководящие деятели США и Англии решили сделать остановку на острове Мальта и провести совещание, на котором подготовить согласованные решения по вопросам завершения войны против Германии и Японии. В предложениях Черчилля со всей очевидностью просматривалось стремление навязать правительству США свой политический курс в отношении Советского Союза. Между тем американское руководство, отчетливо представлявшее соотношение сил в антигитлеровской коалиции, отводило Англии более чем скромную роль. [129]


Его не устраивала подобная позиция Черчилля, которая грозила создать кризис в отношениях с СССР. ╚Внушения╩ британского премьера не имели успеха. В Вашингтоне не хотели заранее связывать себя какими-то обязательствами с англичанами, а главное ≈ не хотели идти у британского премьера на поводу.


В упоминавшейся уже ╚Памятке╩ подтверждались рекомендации комитета начальников штабов от 16 мая 1944 г. В ней, в частности, указывалось: ╚Мы должны приложить все усилия к тому, чтобы смягчить трения между Великобританией и Россией, поощряя трехстороннее сотрудничество, от которого зависит прочный мир╩. Американские военачальники заявляли об этом отнюдь не из-за абстрактной приверженности к миру, а исходя из реального авторитета СССР в коалиции.


Опасались обострения англо-советских отношений и военные круги Великобритании. Начальник штаба министра обороны Англии генерал X. Исмей, оценивая способности Вашингтона и Лондона диктовать свои условия на Крымской конференции, отмечал: ╚Если бы английское и американское правительства довели дело до крайности и пригрозили Советскому Союзу силой, то как быть с 200 ≈ 300 немецкими дивизиями, все еще продолжавшими вести войну? Следовало ли англичанам и американцам продолжать сражаться одной рукой с вермахтом, а другой ≈ с Красной Армией? Или им надлежало забыть все, что они говорили о решимости уничтожить нацизм, прижать немцев к своей груди и с их помощью обрушиться на своего недавнего союзника? Приходится прийти к выводу, что такой поворот политики... был абсолютно невозможен╩. По этому же поводу со всей откровенностью писал впоследствии британский фельдмаршал Б. Монтгомери, который признавал, что английский народ ╚ни в коем случае не позволил бы послать себя в бой против русских в 1945 г.╩, и объяснял это просто: ╚Русские были героями во время германской войны, и, если бы британское правительство захотело воевать против них в 1945 г., оно попало бы в трудное положение у себя дома╩.


В Вашингтоне сознавали: далее нельзя откладывать обсуждение с Советским Союзом политических проблем, что ранее было рассчитанной тактикой США, которую бывший государственный секретарь К. Хэлл определял как ╚никаких обсуждений... на этой стадии╩. Вот почему на Мальте Рузвельт отказался от сепаратного рассмотрения политических вопросов за спиной СССР. Он согласился с Гарриманом, что не следует ставить русских перед фактом уже принятых решений. Это мнение разделяли ведущие американские дипломаты, включая посла США в Лондоне Д. Вайнанта. Тем не менее Рузвельт санкционировал совещание на Мальте Объединенного комитета начальников штабов, которое продолжалось с 30 января по 2 февраля 1945 г.




2 февраля на Мальту прибыл Рузвельт. На коротком совещании с Черчиллем он в общих чертах одобрил решения Объединенного комитета начальников штабов. Однако президент отказался связывать США договоренностью с англичанами по политическим вопросам, предпочитая решать соответствующие проблемы на конференции ╚большой тройки╩ в Крыму. Вести о новых победах Советской Армии оказали значительное влияние на американских и английских руководителей при обсуждении ими вопросов, стоявших на повестке дня. Обозреватель ╚Нью-Йорк таймс╩ X. Болдуин 17 января 1945 г., оценивая итоги нового советского [130] наступления, вынужден был признать: ╚Спала тяжесть с тех, кто вырабатывает нашу стратегию... Начало русского зимнего наступления по стратегической значимости превосходит как бои в Западной Европе, так и вторжение на Филиппины... Как русские, так и немецкие ответственные лица, по-видимому, едины в понимании того, что это генеральное наступление ведется не в целях достижения тактических успехов или завоевания территорий, а имеет целью закончить войну... Битва титанов ≈ схватка двух сильнейших армий в мире возобновилась, и это моментально изменило стратегическое лицо всей войны╩. Указав на то, что советско-германский фронт является главным фронтом глобальной войны, где Советской Армии противостоят основные силы вермахта, Болдуин далее заметил, что, как и в прошлом, западные союзники возлагают основное бремя войны на СССР. ╚Начавшееся ныне наступление, ≈ отмечал он, ≈ развернулось в то время, когда союзники не в состоянии немедленно нанести мощный вспомогательный удар с запада╩. В то время как советские войска вели ожесточенные бои на территории Германии, союзники стояли у ее западных границ, приводя в порядок свои войска после декабрьской неудачи.


По мере приближения начала Крымской конференции в Вашингтоне и Лондоне все больше поговаривали о том, что Германия в самые ближайшие дни падет под ударами советского оружия, а Рузвельт и Черчилль придут лишь к шапочному разбору. Как справедливо писал впоследствии сын президента США Э. Рузвельт, ╚Красная Армия с невиданной быстротой перемалывала нацистские войска╩. Представители военных кругов США и Англии даже высказывали предположение, что русские окончательно прорвали германский фронт на востоке и что крушение фашистского государства может произойти еще до окончания конференции. Эти оценки свидетельствовали о том, что на Западе не могли не видеть, что Советский Союз способен самостоятельно завершить войну в Европе.


2. Согласование планов окончательного разгрома германских и японских агрессоров


Крымская конференция проходила с 4 по 11 февраля 1945 г. в Ливадии, под Ялтой. Обсуждение началось с рассмотрения обстановки на фронтах. Первый заместитель начальника Генерального штаба генерал А. И. Антонов доложил о действиях Советских Вооруженных Сил. Он коротко подвел итоги январского наступления советских войск в Польше, Восточной Пруссии и Венгрии. Генерал Антонов передал пожелание правительства СССР ускорить наступление союзных войск, чему обстановка очень благоприятствовала, а также воспрепятствовать переброске войск противника на советско-германский фронт из Норвегии, Италии и с западного фронта ударами авиации по его коммуникациям.


Начальник штаба американской армии генерал Д. Маршалл сообщил, что на северном участке фронта союзники надеются перейти в наступление 8 февраля, а через неделю последует удар на южном участке. Он уделил большое внимание действиям американо-английской бомбардировочной авиации, особо подчеркнув, что в результате воздушных налетов производство горючего в рейхе сократилось на 60 процентов.


Обменявшись мнениями по поводу обстановки на фронтах, участники конференции приступили к обсуждению координации совместных военных действий против Германии. И. В. Сталин предложил союзникам высказать [131] пожелания в отношении действий советских войск. Черчилль выразил глубокое восхищение той мощью, которая была продемонстрирована Советской Армией, и пожелал, ╚чтобы наступление советских армий продолжалось столь же успешно╩. Сталин ответил, что зимнее наступление Советской Армии было выполнением товарищеского долга, ибо согласно решениям, принятым на Тегеранской конференции, правительство СССР не было обязано его предпринимать. Черчилль и Рузвельт выразили общее пожелание, чтобы впредь операции союзных войск координировались более тщательно.


На совещаниях по военным вопросам союзники подтвердили, что 8 февраля на западном фронте начнется наступление. Но, ссылаясь на недостаток сил, они не обещали активных действий на итальянском фронте. Равным образом американские и английские военные специалисты уклонились от выполнения просьб советской стороны воспрепятствовать переброске немецких войск из Норвегии и Италии на советско-германский фронт. В общих чертах было намечено взаимодействие стратегических сил авиации. Координация соответствующих операций возлагалась на Генеральный штаб Советской Армии и главы союзных военных миссий в Москве.


В коммюнике конференции отмечалось: ╚Мы рассмотрели и определили военные планы трех союзных держав в целях окончательного разгрома общего врага... Наши совместные военные планы станут известны только тогда, когда мы их осуществим, но мы уверены, что очень тесное рабочее сотрудничество между тремя нашими штабами, достигнутое на настоящей Конференции, поведет к ускорению конца войны╩.


Конкретный подход советских представителей к обсуждению проблем способствовал успеху переговоров о военном сотрудничестве на заключительном этапе войны. Британский фельдмаршал Монтгомери впоследствии писал: ╚...Сталин почти не делал ошибок... Он обладал поразительным стратегическим чутьем, и я не помню, чтобы он сделал хоть один ложный шаг в наших переговорах по стратегическим вопросам╩.


На Крымской конференции были одобрены проекты решений, разработанные Европейской консультативной комиссией, ╚О зонах оккупации Германии и об управлении ╚Большим Берлином╩ и ╚О контрольном механизме в Германии╩. После некоторых изменений, связанных с признанием прав Франции на определенную зону оккупации, они легли в основу соответствующих соглашений о послевоенной Германии.


В коммюнике об итогах конференции говорилось: ╚Нашей непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантии в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушать мир всего мира. Мы полны решимости разоружить и распустить все германские вооруженные силы, раз и навсегда уничтожить германский генеральный штаб, который неоднократно содействовал возрождению германского милитаризма, изъять или уничтожить все германское военное оборудование, ликвидировать или взять под контроль всю германскую промышленность, которая могла бы быть использована для военного производства; подвергнуть всех преступников войны справедливому и быстрому наказанию и взыскать в натуре возмещение убытков за разрушения, причиненные немцами; стереть с лица земли нацистскую партию, нацистские законы, организации и учреждения; устранить всякое нацистское и милитаристское влияние из общественных учреждений, из культурной и экономической жизни германского народа и принять совместно [132] такие другие меры к Германии, которые могут оказаться необходимыми для будущего мира и безопасности всего мира. В наши цели не входит уничтожение германского народа╩.


В общих целях осуществления безоговорочной капитуляции Германий союзники решили рассматривать ее как единую страну с последующим разделением на зоны оккупации. Верховную власть в каждой зоне на период оккупации предполагалось возложить на главнокомандующего войсками соответствующей державы. При обсуждении общих вопросов главнокомандующим надлежало действовать совместно в рамках Центральной контрольной комиссии, переименованной позднее в Союзный контрольный совет по Германии, в основе деятельности которой должен был лежать принцип единогласия всех членов. Предполагалось, что этот орган будет вырабатывать совместную политику по общегерманским вопросам.




Весь ╚Большой Берлин╩, остававшийся в советской зоне, должен был быть оккупирован войсками трех держав (к которым впоследствии присоединился французский контингент) по соответствующим секторам. План совместной оккупации Берлина был обусловлен тем, что этот город должен был стать местопребыванием Союзного контрольного совета. Управление в ╚Большом Берлине╩ подлежало ведению межсоюзнической комендатуры, которая должна была действовать на основе принципа единогласия.


На конференции руководители американского и английского правительств вновь высказались за раздел Германии на несколько самостоятельных государств. Они настояли на принятии решения о создании комиссии для изучения вопроса о послевоенном устройстве Германии, о возможности ее расчленения. Однако это решение не означало согласия Советского правительства на расчленение Германии. В дальнейшем благодаря принципиальной позиции Советского Союза и по его инициативе этот вопрос был снят с повестки дня межсоюзнических переговоров.


Большое место на заседаниях конференции заняло рассмотрение репарационных требований. Наибольший материальный ущерб в войне понес Советский Союз. Требование Советского правительства хотя бы о частичном возмещении материальных потерь было справедливым. Но в то же время СССР не настаивал на навязывании Германии такой суммы репараций, которая подорвала бы ее экономику. При выработке своего репарационного плана Советское правительство все время имело в виду создать условия, при которых германский народ в послевоенные годы мог бы существовать на среднеевропейском уровне жизни. В отношении общей суммы репараций советская и американская делегации пришли к соглашению, что она составит 20 млрд. долларов, причем 50 процентов ее пойдет в пользу СССР. Возмещение ущерба, причиненного Германией, предполагалось главным образом в натуре. На конференции договорились, что изъятие репараций должно производиться в трех формах: в течение первых двух лет после капитуляции Германии путем единовременного изъятия из ее национального богатства (главным образом с целью уничтожения ее военного потенциала); ежегодными товарными поставками из текущей продукции; использованием немецкой рабочей силы. Для выработки подробного репарационного плана в Москве учреждалась Межсоюзническая комиссия по репарациям в составе представителей СССР, США и Великобритании. Английское правительство отказалось поддержать общую сумму репараций, определенную СССР и США, указав, что оно вернется к этому вопросу в процессе работы репарационной [133] комиссии. В дальнейшем и США не поддержали согласованной ранее справедливой суммы репараций для Советского Союза.


Союзниками был обсужден вопрос о положении Франции среди великих держав. США и Англия вплоть до ноября 1944 г. были против участия Франции в работе Европейской консультативной комиссии. Советскому правительству пришлось вести упорную борьбу за признание равноправного положения Франции в решении международных проблем. Еще 8 декабря 1944 г. в беседе с де Голлем в Москве И. В. Сталин сказал, что генерал ╚должен знать, что у нас были разногласия с Англией и Америкой по поводу Французского национального комитета по вопросу о том, считать ли его правительством или нет╩. Де Голль заметил, что, по его мнению, Сталин в этой игре выиграл. И. В. Сталин согласился с ним: ╚Для того и играют, чтобы выиграть. Но Франция больше выиграет╩. На Крымской конференции был сделан новый шаг в отношении признания прав Франции в оккупации Германии и контроле над ней. Хотя Рузвельт и говорил, что ╚речь идет лишь о любезности по отношению к французам╩, главы трех союзных правительств решили выделить Франции в Германии зону оккупации, а ее Временному правительству предложили направить в состав Центральной контрольной комиссии своего представителя.


Американское руководство было крайне заинтересовано в получении согласия СССР на вступление в войну с Японией. Советский Союз стремился быстрее закончить вторую мировую войну, избавить народы мира от новых жертв и разрушений, которые она несла. Необходимо было также восстановить справедливость по отношению к народам России, нарушенную в прошлом Японией. Поэтому Сталин подтвердил, что через два-три месяца после окончания военных действий в Европе Советский Союз выполнит свое обещание. 11 февраля 1945 г. главы трех великих держав подписали секретное соглашение по вопросам Дальнего Востока. В этой связи были согласованы три условия вступления СССР в войну против Японии: 1) сохранение статус-кво Монгольской Народной Республики;


2) восстановление прав, принадлежавших России и нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно: возвращение Советскому Союзу южной части Сахалина и всех прилегающих к ней островов; интернационализация Дайрена (Даляня) и восстановление аренды на Порт-Артур как на военно-морскую базу СССР; возобновление совместной с Китаем (с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза) эксплуатации Восточно-Китайской и Южно-Маньчжурской железных дорог;


3) передача СССР Курильских островов. Это соглашение конкретизировало общие принципы союзнической политики, которые были зафиксированы в Каирской декларации, подписанной США, Англией и Китаем и опубликованной 1 декабря 1943 г.


Перспектива вступления СССР в войну на Дальнем Востоке гарантировала поражение милитаристской Японии в ближайшем будущем. В глазах американского руководства это соглашение имело особую ценность еще и потому, что политическая договоренность определяла границы возможного продвижения Советских Вооруженных Сил. Иными словами, американской стороной руководили те же побудительные мотивы, которые привели ее к согласию о зонах оккупации в Германии.


3. Определение общих принципов послевоенного устройства мира


Работа Крымской конференции проходила в период, когда война в Европе близилась к завершению. Сама жизнь выдвигала на повестку [134] дня определение послевоенного устройства мира. Проблемы внешней политики вообще, а вопросы послевоенного устройства мира в частности всегда находились в центре внимания Политбюро ЦК партии. Определена была советская внешнеполитическая линия и на этот раз. На Крымской конференции в первую очередь надлежало заняться проблемами, связанными с освобождением народов от фашистской оккупации. Народы Европы, в первую очередь освобожденные Советской Армией, стремились не допустить возвращения к власти тех, кто нес прямую ответственность за несчастья, обрушившиеся на них.


На Крымской конференции была принята ╚Декларация об освобожденной Европе╩. В ней указывалось, что три правительства договорились согласовывать в течение периода временной неустойчивости в освобожденной Европе свою политику в деле помощи освобожденным народам, а также народам бывших государств-сателлитов при разрешении ими насущных политических и экономических проблем демократическими методами. ╚Установление порядка в Европе, ≈ говорилось в декларации, ≈ и переустройство национально-экономической жизни должно быть достигнуто таким путем, который позволит освобожденным народам уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору╩. Принципы декларации отвечали целям антифашистской, освободительной войны. Другое дело, какой смысл в этот документ вкладывали западные союзники. Влиятельные круги в США и Англии полагали возможным использовать его для вмешательства во внутренние дела стран Центральной и Юго-Восточной Европы в целях восстановления после войны пресловутого ╚санитарного кордона╩ вдоль западной границы СССР. ╚В этих кругах, ≈ писал Гарриман, ≈ забеспокоились, поняв, что Красная Армия займет Восточную Европу (Центральную и Юго-Восточную Европу. ≈ Ред.). Ничто не могло предотвратить этого. Красная Армия отбросит силы нацистов в Германию и в процессе войны займет эти страны. Поэтому мы должны были употребить все усилия, чтобы народы этих стран по освобождении получили возможность создать свои собственные правительства╩.


Какие ╚собственные правительства╩ имели в виду в Вашингтоне и Лондоне, показала дискуссия по польскому вопросу, занявшая на конференции много времени. К моменту встречи ╚большой тройки╩ существовало два польских правительства: Временное национальное, осуществлявшее в стране реальную власть, и эмигрантское ≈ в Лондоне, давно утратившее связь с народом. Правительства США и Англии продолжали игнорировать существование польского Временного правительства. Это встретило противодействие советской стороны, которая желала помочь польскому народу избрать демократический путь развития страны. В конце концов Рузвельт и Черчилль согласились признать Временное правительство, но предлагали включить в его состав некоторых деятелей лондонского правительства. Приняв это предложение, советская сторона пошла на компромисс, который в конечном счете оказался выигрышным для польского народа, так как создание реорганизованного Временного правительства национального единства привело к ликвидации лондонского правительства.




В Крыму было принято решение о восточной границе и об увеличении территории Польши. В коммюнике конференции фиксировалось: ╚Главы трех Правительств считают, что восточная граница Польши [135] должна идти вдоль линии Керзона с отступлениями от нее в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши. Главы трех Правительств признают, что Польша должна получить существенное приращение территории на севере и на западе╩.


Решение Крымской конференции по польскому вопросу явилось победой советской политики, направленной на создание сильной, демократической Польши, связанной узами дружбы с СССР.


Конференция рассмотрела также вопрос объединения демократических сил Югославии. Главы трех великих держав рекомендовали маршалу И. Броз Тито и И. Шубашичу образовать Временное объединенное правительство. Они предложили расширить Антифашистское вече национального освобождения, включив в него тех членов последней довоенной югославской Скупщины, которые не скомпрометировали себя сотрудничеством с оккупантами. Преобразованное таким образом Антифашистское вече должно было стать временным парламентом страны.


На Крымской конференции было продолжено обсуждение вопроса о создании международной организации по поддержанию мира и обеспечению безопасности народов, начатое на конференции в Думбартон-Оксе. Позднее эта организация стала называться Организацией Объединенных Наций (ООН). Наибольшие трудности при выработке ее Устава встретились в процессе обсуждения порядка голосования в Совете Безопасности. На конференции в Думбартон-Оксе (21 августа ≈ 7 октября


1944 г.) представитель Соединенных Штатов Америки явился инициатором так называемого права вето. Суть его сводилась к тому, чтобы решения Совета Безопасности имели силу только при единогласии всех его постоянных членов (СССР, США, Англии, Китая и Франции), но при этом голос члена Совета, замешанного в споре, предусматривалось не учитывать. Советский Союз отказался принять предложенный порядок голосования, так как вместо терпеливых поисков взаимно приемлемых решений державы, располагающие большинством в Совете Безопасности, могли обратиться к силе и вызвать войну.


Еще в декабре 1944 г. Рузвельт внес предложение, согласно которому принцип единогласия постоянных членов сохранялся при решении всех вопросов, за исключением процедурных, и ╚при решении вопросов по таким спорам, в которых член Совета (включая и постоянных членов) является участником, при условии, что решение принимается о мирных средствах разрешения спора╩. На Крымской конференции формулировка Рузвельта, получившая в дальнейшем название Ялтинской, была принята.


Советская делегация выдвинула предложение пригласить в качестве членов учредителей Организации Объединенных Наций Украинскую и Белорусскую ССР. Рузвельт и Черчилль согласились с этим. Учредительную конференцию по созданию ООН было решено созвать 25 апреля


1945 г. На нее приглашались Объединенные Нации по составу на 8 февраля 1945 г., а также те из ╚присоединившихся наций╩, которые объявят войну общему врагу до 1 марта 1945 г.


* * *


Крымская конференция руководителей СССР, США и Великобритании имела большое историческое значение. Она явилась одним из крупнейших международных совещаний во время войны и высшей точкой сотрудничества трех союзных держав в борьбе против общего врага. При [136] наличии доброй воли союзные державы даже в условиях острейших разногласий смогли достигнуть соглашений, проникнутых духом единства и общими интересами.


В коммюнике об итогах Крымской конференции констатировалось, что три великие державы подтверждают свое единство как в ведении войны, так и в организации мира. ╚Только при продолжающемся и растущем сотрудничестве и взаимопонимании между нашими тремя странами и между всеми миролюбивыми народами может быть реализовано высшее стремление человечества ≈ прочный и длительный мир...╩ Это сотрудничество было зафиксировано и в практических мерах. На конференции был создан постоянный механизм консультаций между министрами иностранных дел трех держав. Предусматривалось, что они будут встречаться по мере надобности раз в три-четыре месяца. Эти совещания намечалось проводить поочередно в Москве, Вашингтоне и Лондоне.


Вся работа Крымской конференции протекала под знаком неизмеримо возросшего международного авторитета Советского Союза и его миролюбивой политики. Результаты работы глав трех союзных правительств были встречены с большим воодушевлением всей мировой прогрессивной общественностью. Они послужили основой тех демократических, миролюбивых принципов послевоенного устройства Европы, которые были разработаны Потсдамской конференцией вскоре после победы над фашистской Германией.


После войны в буржуазной историографии выдвигались фантастические версии относительно конференции в Ялте, где США и Англия сделали якобы необоснованные уступки Советскому Союзу. Как отмечает американский историк правого толка А. Улам, Крымская конференция ╚приобрела зловещую репутацию╩ у некоторых на Западе. Исходным пунктом для рассуждений подобного рода являются спекулятивные предположения, будто США и Англия могли навязать СССР свою точку зрения, но по непонятным причинам не сделали этого. Такие ╚сожаления╩ не имеют ничего общего с исторической действительностью.


В связи с предстоящей Крымской конференцией советник посольства США в Москве Дж. Кеннан представил меморандум, в котором констатировал: ╚Я полностью сознаю реальности этой войны и понимаю, что мы слишком слабы, чтобы выиграть ее без сотрудничества с Россией. Я признаю, что военные усилия России умелы и эффективны и в определенной степени должны найти вознаграждение при мирном урегулировании╩. Исходя из этого, Кеннан считал, что США и Англия самостоятельно не в состоянии осуществить свои планы в Центральной и Юго-Восточной Европе.


Американский исследователь А. Рапопорт замечает, что в США ╚существует мнение, будто Восточная Европа ╚была продана╩ в Ялте╩, подразумевая, что от влияния СССР в этом районе можно было избавиться сочетанием решительных дипломатических и военных действий после и даже во время войны. ╚Попытаться сделать это означало бы вести войну в Европе после сокрушения Германии. Хотя один или два американских сенатора могли иногда отстаивать его, такой образ действий нельзя было серьезно рассматривать в том политическом климате, который сложился в конце второй мировой войны╩. Таковы были ╚возможности╩ США, которые, по мнению современных реакционеров, Вашингтон якобы упустил. [137]


Советскому Союзу чужд подобный подход. Для него Крымская конференция является ярким примером возможности сотрудничества государств с различным социально-экономическим устройством. Она явилась свидетельством единства в лагере антигитлеровской коалиции по разгрому фашистской Германии и убедила народы мира, что война будет победоносно завершена в самом ближайшем будущем. Исстрадавшееся человечество видело в сотрудничестве СССР, США и Англии залог грядущей победы. На исходе войны СССР прежде всего и больше всего стремился к установлению прочного мира, равноправному сотрудничеству с другими странами. Путь к этому открывала политика мирного сосуществования, проводимая Центральным Комитетом Коммунистической партии и Советским правительством с первых дней Октябрьской революции.