ВОРОНЦОВСКИЙ ДВОРЕЦ В АЛУПКЕ
ЯНГДЮМХЕ ДНЙСЛЕМРНБ НМКЮИМ
дНЙСЛЕМРШ Х АКЮМЙХ НМКЮИМ

нАЯКЕДНБЮРЭ

ВОРОНЦОВСКИЙ ДВОРЕЦ В АЛУПКЕ

художественная культура



Отправить его в другом документе Tab для Yahoo книги - конечно, эссе, очерк Hits:



ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ

Гомеровская Греция
МРАМОРНЫЙ ДВОРЕЦ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
АФРИКАНСКИЕ МАСКИ В НАЦИОНАЛЬНОМ МУЗЕЕ КОТ-Д'ИВУАРА
ИСКУССТВО КАК ФОРМА КУЛЬТУРЫ
ИХЭЮАНЬ- САД БЕЗМЯТЕЖНОЙ РАДОСТИ
Третий помпейский 'стиль'
ВО ДВОРЦАХ МОНТЕСУМЫ
ДВОРЕЦ КИРА ВЕЛИКОГО В ЭКБАТАНАХ
 

ВОРОНЦОВСКИЙ ДВОРЕЦ В АЛУПКЕ

После присоединения Крыма к России царское правительство

щедро раздавало новые земли знатным вельможам, видным военн 252e49ec ;ым и другим крупным чиновникам. Однако все эти земли долгое

время оставались почти неосвоенн 252e49ec ;ыми из-за полного бездорожья,

дороговизны перевоза и содержания здесь крепостных.

Граф М.С. Воронцов был крупным земельным собственн 252e49ec ;иком, а

на Южном берегу Крыма ему принадлежали Алупка, Массандра,

Ай-Даниль и Гурзуф. Чтобы быть поближе к своим южным владениям, граф добился должности генерал-губернатора Новороссийского края и наместника Бессарабии, а свое главное имение - Алупку - решил превратить в летнюю резиденцию.

М.С. Воронцов годы детства и юношества провел в Англии. Он

родился в России в 1782 году, но уже в следующем году оставил ее с

отцом, которого назначили послом сначала в Венецию, а потом в

Лондон. Вновь увидел родину юный граф только через восемнадцать лет- в 1801 году. Юношеские годы, проведенн 252e49ec ;ые в Англии,

оставили глубокий след в его душе. Этому способствовали и тесные

связи его семьи с английским обществом, которые затем переросли

в родственн 252e49ec ;ые. Поэтому и в России граф М.С. Воронцов стремился

воскресить любезные его сердцу воспоминания <о доброй, старой

Англии>.

Впервые посетив Крым в 1822 году, граф сразу понял, что Южный берег при наличии дорог быстро станет золотым. И М.С. Воронцов начал прокладывать дорогу от Симферополя на Южный берег, на ее строительстве работали 10 000 солдат.

Располагая огромными средствами, граф развернул небывалое

строительство в своей главной усадьбе. Одновременн 252e49ec ;о со строительством дороги в 1824 году началось и возведение <старого дворца> сравнительно небольшого, но уже через четыре года приступили к




возведению большого дворца. В основном он был закончен за десять лет, но строительные и отделочные работы продолжались еще

до 1846 года.

Составить проект дворца поручили известному английскому архитектору Э. Блору, который специально приезжал в Алупку для

ознакомления с местом строительства. Постройкой самого дворца

руководил английский инженер В. Гунт, может быть, поэтому некоторые исследователи полагают, что сам архитектор никогда не посещал Крым.

Общий замысел Э. Блора состоял в том, чтобы вписать строящийся дворец в окружающий пейзаж - море и горы - как его органическую часть. Дворец утопает в зелени, выделяясь из нее серовато-зеленым цветом диорита, из которого возведены его стены.

На строительстве Алупкинского дворца работало 6000 крепостных крестьян самого графа М.С. Воронцова, а также множество

беглых солдат и крестьян. По российским законам беглых следовало

направлять по этапу прямо в Сибирь, но новороссийский генералгубернатор решил предварительно использовать их на самых тяжелых работах. Часть из них после окончания строительства оставили

на работах во вновь сооруженн 252e49ec ;ом имении.

Особенн 252e49ec ;о много в Алупке работало владимирских каменотесов, издавна славившихся искусством возводить белокаменн 252e49ec ;ые

соборы. Камень диорит брали из естественн 252e49ec ;ой россыпи, находившейся на территории строительства. Впоследствии, при организации дворцового парка, эти грандиозные нагромождения скал <Хаос> - искусно включили в его оформление как декоративный

элемент.

В основном Воронцовский дворец выдержан в так называемом

стиле Тюдоров - английском архитектурном стиле XVI века, когда

совершался переход от поздней готики к эпохе Возрождения. В то

время в английских поместьях вместо мрачных феодальных замков

уже начали сооружаться роскошные дворцы, хотя в их архитектуру

еще включались элементы средневековых замков.

Однако выбор архитектуры Алупкинского дворца нельзя объяснить одним только англоманством его хозяина. В начале XIX века в

русской дворянской усадебной архитектуре широко распространилось увлечение как готикой, так и романтикой Востока. В летней

крымской резиденции графа М.С. Воронцова это сочетание было

выполнено очень удачно.

Пейзаж Южного берега Крыма с его горным рельефом, с замыкающей горизонт цепью гор с одной стороны и безграничный простор моря - с другой, создавал очень своеобразные архитектонические условия для возведения дворца. Северный фасад дворца, обращенн 252e49ec ;ый к Ай-Петри, выполнен в стиле поздней готики. Его башни,

плоские кровли, шпили действительно напоминают средневековый

замок и как бы сливаются с зубцами Ай-Петри.

Главный подъезд к дворцу располагается со стороны Симеиза.

Именн 252e49ec ;о здесь посетителей встречают строгие монументальные башни с бойницами, а узкий проезд, который ведет в парадный двор,

еще больше усиливает впечатление неприступности.

Северный фасад не допускал широких, открытых перспектив, и

строитель очень остроумно в системе закрытых квадратных и многоугольных дворов, в изломанной линии проезда создал ряд коротких и замкнутых перспектив. Въезд во дворец вел через ворота,

которые были сделаны в виде арки с лоджиями по сторонам - для

привратника и дворецкого. В углах над аркой, на фоне ветвей, помещались каменн 252e49ec ;ых гербы Воронцовых и Браницких. Прямо за воротами открывается прямоугольный парадный двор, окруженн 252e49ec ;ый

дворцовыми постройками.

Впечатление замка дворец графа М.С. Воронцова производит и с

восточной стороны. Здесь тоже возведены стены с бойницами, башни на Главном и Библиотечном корпусах, охраняемый двумя декоративными башнями въезд. Часовая башня и парная к ней как бы

замыкают вход во внутренн 252e49ec ;ий двор, ворота Часовой башни соединяют его со служебными помещениями.

Южный фасад Алупкинского дворца имеет вид более нарядный

и праздничный, так как в его оформление включены элементы восточной архитектуры. Портал его представляет собой глубокую нишу,

обрамленн 252e49ec ;ую двойной подковообразной аркой, которая украшена

лепными орнаментальными рельефами. Чтобы еще больше подчеркнуть восточную архитектуру портала, по его фризу идет надпись на

арабском языке, шесть раз повторяющая восточное изречение: <И

нет счастья, кроме посланного от Аллаха>.

Портал Воронцовского дворца издавна называют Альгамброй,

хотя его архитектура не имеет ничего общего с архитектурой знаменитого дворца в Гранаде. Формы портала архитектор Э. Блор взял



из индо-мусульманской архитектуры эпохи Великих Моголов. Этот

торжественн 252e49ec ;ый, чисто восточный вход навеяли зодчему грандиозные порталы мечетей и мавзолеев мусульманской Индии. Прототипом ниши Алупкинского дворца могли быть портал мавзолея Сафдар-Янга около Дели и в еще большей степени портал мечети в

Дели, построенн 252e49ec ;ой Шах-Джаханом.

В оформлении Воронцовского дворца использованы многие элементы восточной архитектуры, однако они получили английскую

обработку. Так, например, в первоначальном проекте Э. Блора башни над лестничными клетками Главного корпуса должны были иметь

вид открытых павильонов, располагающихся на подковообразных

арках мавританского типа.

Архитектурным продолжением портала является <Львиная терраса> с лестницей, украшенн 252e49ec ;ой шестью мраморными львами. Этих

львов изваяли в Италии в мастерской известного скульптора Бонанни. В художественн 252e49ec ;ом отношении лучшей считается скульптура <Спящий лев>, в которой мастер искусно изобразил могучего зверя в

минуты глубокого покоя. Подушечки его мощных лап кажутся мягкими, а губы льва как будто посапывают в сладком сне.

Светлым и праздничным помещением дворца является <Голубая

гостиная>, в которой размещался небольшой домашний театр. Нарядность ей придает белый лепной узор из цветов и побегов, который сплошь покрывает голубые стены и потолок. Раздвижная дубовая дверь служила занавесом и одновременн 252e49ec ;о разделяла гостиную на

зрительный зал и сцену. В 1863 году, находясь на излечении в Ялте,

в <Голубой гостиной> Воронцовского дворца последний раз в своей

жизни выступал замечательный русский актер М.С. Щепкин: он

читал отрывки из <Мертвых душ> Н.В. Гоголя.

Самый большой и величественн 252e49ec ;ый зал в Воронцовском дворце - это Парадная столовая, в художественн 252e49ec ;ой отделке стен и потолка которой широко использовано резное дерево. Дубовые панели, деревянный потолок с висячими <замками>, сложное обрамление

дверей и красивые рамы панно - все украшает эту столовую. Обеденн 252e49ec ;ый стол, рассчитанный на 32 человек, и стулья были сделаны из

красного дерева русскими мастерами по английским образцам в 1830-е

годы. Великолепен и сервант красного дерева с ванночкой для охлаждения вин, изготовленн 252e49ec ;ый в Англии.

Украшает Парадную столовую и декоративный фонтан, выложенн 252e49ec ;ый майоликовыми плитками и обрамленн 252e49ec ;ый шлифованным

диоритом. Над фонтаном расположен балкончик, предназначавшийся для крепостных музыкантов. Большую ценн 252e49ec ;ость в убранстве столовой представляют малахитовые канделябры, выполненн 252e49ec ;ые уральскими мастерами.

Строительство Алупкинского дворца закончилось возведением

Библиотечного корпуса. В библиотеке насчитывалось около 25 000 томов, большое собрание гравюр и уникальная по своей ценн 252e49ec ;ости

коллекция старинных географических карт.

Освоение Крымского края требовало карт на каждом шагу, и

они создавались зачастую в одном экземпляре. Как пишет искусствовед Т. Фадеева, эти карты, <начертанные тушью и раскрашенн 252e49ec ;ые

акварелью>, сообщали всевозможные сведения - от исторических

фактов до подробностей нового административного деления, размежевания участков, расположения садов и виноградников. По этим

картам можно проследить все этапы освоения Крыма и прилегающих к нему земель.

В воронцовской коллекции широко представлены карты выдающихся людей в истории картографии. Прежде всего это голландец

Меркатор, составивший в середине XVI века карты Палестины, Европы и <Атлас мира>, опубликованный уже после его смерти.

После смерти Меркатора его дело продолжили А. Ортелий и

В.Я. Блау: под руководством последнего орнаментика географических карт достигла своего наивысшего расцвета. Помимо гербов земель, княжеств, знатных фамилий, он помещал на своих картах

жителей в национальных одеждах; его аллегорические фигуры демонстрируют <дары земли> той или иной местности. Все пустующее

<морское> пространство карты В.Я. Блау заполнял кораблями, лодками, морскими коньками, тритонами; <сушу> - туземцами, зверями, знаменитыми зданиями и пр. Некоторые ученые-географы в

картах В.Я. Блау подчас находят научную неточность, но своей роскошью они поистине представляют собой подлинные произведения

искусства.