МЕТОДЫ ОБСЛЕДОВАНИЯ СИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ
создание документов онлайн
Документы и бланки онлайн

Обследовать

МЕТОДЫ ОБСЛЕДОВАНИЯ СИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ

психиатрия



Отправить его в другом документе МЕТОДЫ ОБСЛЕДОВАНИЯ СИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ Hits:



дтхзйе дплхнеофщ

СОПРОТИВЛЕНИЕ И ЗАЩИТЫ
ПЕРВЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО БАЛИНТА
СИМВОЛИЧЕСКИЙ ПОРЯДОК
ОПРОКИДЫВАНИЕ ЖЕЛАНИЯ
ВОЛК! ВОЛК!
ВВЕДЕНИЕ К КОММЕНТАРИЮ РАБОТ ФРЕЙДА ПО ТЕХНИКЕ ПСИХОАНАЛИЗА
КОЛЕБАНИЯ ЛИБИДО
СОБСТВЕННОЕ Я И ДРУГОЙ
ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПОЗДНЕГО ВОЗРАСТА
 

МЕТОДЫ ОБСЛЕДОВАНИЯ СИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ

1.Клиническое обследование

1.1. Опрос больного и сбор анамнеза

Опрос больного. В психиатрии опрос больного считается важнейшим методом обследования. Большинство симптомов психических расстройств можно выявить только со слов больного (явления психического автоматизма, навязчивые мысли и опасения, бредовые идеи, многие обманы чувств, деперсонализационные и дереализационные нарушения и др.) Некоторые психические нарушения на основании на­блюдения за поведением больного можно лишь ^подозрить (слуховые_галлкщинации^ когда больной ДГлему-ю прислу­шивается; бред преследования — по напряженному и ис­пуганному виду и т. д.). При резком возбуждении, ступоре, нарушенном сознании расспрашивать приходится^ после то­го, как эти состояния минуютГС больным в Ъсйхотическом состоянии лучше^ беседовать, предварительно получив о нем сведения от родных и близких, но при непсихотических расстройствах первым лучше расспрашивать самого боль­ного, что повышает его доверие к врачу.

Опрос требует от психиатра определенных навыков, ко­торые приобретаются в процессе накопления профессио­нального опыта. С одной стороны, больному всегда надо дать высказаться, а с другой — инициатива 444d35de всегда должна быть в руках врача. Какая-либо единая схема невозможна. Начинать обычно приходится с того, что послужило при­чиной обращения к психиатру. От врача всегда требуются выдержка, терпение, неизменная доброжелательность и со­чувствие даже при явно враждебном отношении к нему



больного. Однако всегда необходимо сохранять дистанцию, не допускать фамильярности. Никогда не следует скрывать от больного цели расспроса, представляться кем-либо дру­гим, а не врачом-психиатром. При отказе отвечать на воп­росы важнейшие из них все же должны быть заданы и отмечена реакция больного на них.

В задачу расспроса входит выяснить, насколько больной понимает происходящее вокруг, ориентирован в _месте и здемени, сохранена память на важнейшие события в его жизни и на события, предшествовавшие обращению к врачу. Больного"просят дать объяснение тем его поступкам или высказываниям, которые у других могли вызвать подозрение о"психическом расстройстве. Если больной сам не выска­зывается о своих болезненных переживаниях, то ему задают наводящие вопросы^ галлюцинациях, бреде_и.других рас­стройствах, наличие которых можно предположить, судя по его поведению или по полученным о нем сведениям. Всегда полезно задать вопрос о наличии суицидальных мыслей не только в настоящем, но и когда-либо в прошлом. Важно также выяснить отношение больного ко все^ивыявленным болезненным переживаниям и особенностям поведения: от­сутствие критики, частичное, неустойчивое или достаточное критическое отношение к ним.

Расспрос больного следует проводить в отсутствие его родных и близких.

Анамнез в психиатрии принято разделять на субъектив­ный и объективный, хотя эти обозначения весьма условны.

Субъективный анамнез. Сведения от самого больного собираются в процессе его опроса. Анамнез болезни сводится к выяснению, когда и какие ее признаки впервые появились, какие события этому предшествовали, ка" эти проявления изменялись, когда исчезали и т. д. Анамнез жизни включает воспоминания: в какой семье вырос, кто родители, как учился, какие в детском и подростковом возрасте были нарушения поведения (побеги из дома и т. д.). Важно выяснить, было ли злоупотребление алкоголем, наркотиками и другими дурманящими средствами, в каком возрасте началось, насколько интенсивным было. Сущест­венными являются данные о том, как больной оценивает свой социальный статус — трудовой и семейный: удовлет­ворен ли им, чем тяготится и чего ему недостает. Пред­ставляет интерес спросить больного о тех событиях прошлой жизни, которые он сам считает самыми тяжелыми, как он их переживал, были ли суицидальные мысли и попытки.

Соматический анамнез, кроме перенесенных тяжелых за­болеваний, должен учитывать сведения о черепно-мозговых травмах, даже с мгновенной потерей сознания, о нейроин-токсикациях и мозговых инфекциях и склонность к аллер­гическим реакциям.

Объективный анамнез — сведения, получаемые от род­ных и близких и других лиц, хорошо знающих больного. Эти сведения лучше получать от каждого по-отдельности, в отсутствие других. Название “объективный” является ус­ловным, так как каждый опрашиваемый в свой рассказ привносит субъективное отношение к больному. Врач дол­жен руководить беседой, узнавая факты и пресекая попытки навязать себе чужое мнение. Так же собирают анамнез болезни: выясняют, когда и какие ее проявления возникли и что этому могло способствовать, а также анамнез жизни: сведения о наследственной отягощенности (психические бо­лезни, слабоумие, алкоголизм и наркомании, суициды среди кровных родственников, а также наличие среди них лиц с необычно тяжелым характером). От родителей можно узнать об особенностях развития в детстве. Далее им задают те же вопросы, что и самому больному. Важно выяснить, о чем больной умолчал и что представил по-иному.

1. Осмотр больного

Осмотр психиатра отличается от обычного соматического. Должны быть отмечены следы^ повреждений ^кровоподтеки, ссадины^р^бцы οτ бывших подезов^ и ожогов, многократных инъекций, следы от странгуляционной борозды на шее) и описаны в истории болезни, что важно для возможных последующих экспертиз. Если в психиатрический стационар поступает неизвестный без документов, то должны быть описаны его основные внешние приметы: рост, телосложе­ние, цвет глаз и волос, приблизительный возраст, родимые пятна, татуировки и рубцы на теле, а также имеющиеся физические недостатки.

Неврологический осмотр проводится по правилам, изла­гаемым в учебниках нервных болезней. Важно отметить так называемые минимальные нарушения (асимметрия ли­цевой иннервации, сухожильных рефлексовл т. д.), которые могут быть следствием рёзйдуального. органического (пост­травматического и др.) поражения головного мозга.

Соматический осмотр больных, неспособных предъявить жалобы, должен быть особенно тщательным. При наличии

некоторых видов бреда, негативизме больные могут наме­ренно утаивать соматические нарушения.

Если из-за резкого возбуждения и сопротивления боль­ного осмотреть не удается, то это должно быть отмечено в истории болезни.

1.3.    Наблюдение за поведением больного

Наблюдение за поведением осуществляет не только врач. В стационарах дежурный средний медицинский персонал ведет специальные дневники, где отмечает за период своей смены особенности поведения каждого больного, находяще­гося под строгим или усиленным наблюдением. Об остальных больных записи делают по мере надобности (нарушения режима, конфликты, отказ от еды или видимые внешние проявления психических расстройств).

Врач начинает наблюдение с первого контакта с больным. При возбуждении отмечают его особенности: целенаправ­ленные действия или бессмысленные стереотипно повторя­ющиеся движения, возгласы, мимика, реакция на окружа­ющее^ При заторможенности надо оценить ее степень. Во время беседы отмечаются особенности интонации голоса больного (монотонность, скорбность и т. д.), живость ми­мики, жесты, а также особенности речи (быстрая, медлен­ная, задержки, тихая и т.д.). На поведении могут ярко отражаться галлюцинации (больной к чему-то пристально приглядывается, прислушивается, принюхивается) и бред (крайняя подозрительность и настороженность, внезапная агрессия по отношению к кому-либо).

1.4.    Специальные клинические карты и шкалы
для оценки психических расстройств

В связи с компьютеризацией медицинской документации получили распространение различные стандартизированные оценки психических нарушений, например формализован­ные истории болезни. Идею возможности подобной оценки еще в 1918 г. высказал выдающийся немецкий психиатр Э. Крепелин.

С середины 60-х годов было предложено множество схем, карт с перечислением симптомов и шкал, где выраженность каждого симптома, кроме того, оценивается в баллах. Выде­ляют два основных типа шкал — самооценки и “объективные”.

Шкалы самооценки   заполняет сам больной. В ос-

новном они предназначены для непсихотических рас­стройств, например для больных с неврозами, которые дают оценки в баллах каждой из своих жалоб (утомляемость, раздражительность, плохой сон и т. д.) до и после лечения. “Объективные шкалы” заполняются врачом на основании клинического обследования больного. В баллах оценивается тяжесть каждого симптома — суммарный балл отражает тяжесть состояния. Например, в первой разрабо­танной в нашей стране шкале Ю. Л. Нуллера и И. Н. Ми­халенко (1966) для оценки тяжести депрессий градуирова­лись в баллах степень угнетения настроения, тревога, страх, идеи самообвинения, двигательная заторможенность и др.

 Психологическое обследование

Психологическое обследование проводится специалиста­ми — медицинскими (клиническими) психологами или вра­чами, получившими специальную подготовку по медицин-

ской ПСИХОЛОГИИ. Зядяш^й_

~

психических процессов~^восприятия, памяти, внимания, мышления, оденка_особшностей интеллекта и личности в целомГБажны те инициальные, маловыраженные наруше-нйя7 которые еще могут ж: проявляться^ при клиническом обследовании, Например, с помощью специальных приемов, когда в начале шизофрении еще не проявились нарушения мышления, могут быть установлены характерные искажения процесса обобщения. При надвигающемся атеррсклеротиче-ском слабоумии тонкие нарушения памяти и внимания тякжё~могут быть установлены только с помощью специ­альных психологических методик. У больных с дефектами психики в целях реабилитации психологические исследова­ния позволяют оценить наиболее сохранные^ стороны лич-ност1^навыки_нимения. Специальные приемы предназна­чены для обнаружения тех болезненных переживаний, ко­торые больной не раскрывает, например скрытой _депрессии или психотравмирующих ситуаций.

Направляя "больного "на психологическое обследование, необходимо сформулировать вопросы, в первую очередь ин­тересующие врача и позволяющие выяснить уровень ин­теллекта, наличие нарушений мышления, характерных для шизофрении; изменений памяти и внимания, присущих органическому поражению мозга; личностях особенностей при неврозах и лсщопахвях и т. д.

Оценка уровня интеллекта чаще всего осуществляется

с помощью теста Векслера. На основании выполнения об­следуемым заданий вычисляется коэффициент интеллекту­альности — “аи кью” (IQ — Intellectual Quotient), офици­ально принятый для этой цели Всемирной организацией здравоохранения. Средней нормой считается 100, но в со­временной здоровой популяции в развитых странах у. боль­шинства величина выше 100. Величины от 90 до 70 счи­таются областью пограничной, “низкой нормой”, но не рас­сматриваются как слабоумие. К дебильности относят величины от 70 до 50, к имбецильности, т. е. глубокому слабоумию, — ниже 50.

Выявление искажения процесса обобщения как признака, характерного для шизофрении. При искажении обобщение осуществляется по несущественным признакам. Для этого ис­пользуются различные приемы. Один из них состоит в том, что из 4 картинок с предметами требуется отобрать лишнюю, не подходящую к другим (“четвертый лишний”). Например, на 3 картинках нарисованы цветы (роза, ромашка, сирень), а на 4-й — фрукт (виноград). Больной шизофренией отбирает как лишнюю ромашку (“все растут на кустах, а она на земле”). Однако подобный признак выявляется не у всех больных ши­зофренией и в то же время иногда встречается при шизоидной психопатии и акцентуации характера.

Нарушения памяти можно оценить с помощью таких простых приемов, как запоминание 10 слов, не связанных по смыслу. Ёозможность их воспроизведения проверяется сразу (кратковременная память) и через несколько часов (долговременная память). Другими приемами проверяется воспроизведение коротких рассказов (смысловая память) или показанных картинок (зрительная память) и др.

Нарушения внимания можно обнаружить с помощью корректурных проб (зачеркивание в тексте 1—2 определен­ных букв — учитываются пропуски и ошибки).

Выявление скрытой депрессии и тревоги может также достигаться разными приемами. Распространен цветовой тест М. Люшера (в норме предпочитаются красный, желтый, зеленый цвета, при депрессии — черный, серый, коричне­вый, фиолетовый). Некоторые личностные опросники имеют специальные шкалы депрессии. Для выявления тревоги так­же разработаны специальные приемы, например шкала тре­воги Ж. Тейлор. По ответам на косвенные вопросы (наличие кошмарных сновидений и т. д.) судят о степени тревожности.

Оценка личностных особенностей производится чаще всего с помощью разработанного в США и адаптированного

в нашей стране Миннесотского многопрофильного личност­ного опросника - “эм-эм-пи-ай” — MMPI (Minnesota Multiphasic Personality Inventory). С помощью этого метода можно выявить склонность к ипохондричности, депрессии, истерические, психастенические и другие особенности лич­ности. Для диагностики типов характера у взрослых пред­назначен опросник Г. Шмишека, а у подростков — пато-характерологический диагностический опросник (ПДО) Иванова — Личко.

Выявление психотравмирующих факторов и болезнен­ных переживаний, которые больной не раскрывает, бывает особенно важным как для диагностики и прогноза, так и для психотерапии. Чаще всего для этого используются про­ективные методы. Среди них наиболее известна методика неоконченных предложений: обследуемому предлагают за­кончить фразы вроде “Супружеская жизнь кажется мне...”, “Настоящий друг тот, кто...” и т. д. Применяется также Тематический апперцепционный тест (ТАТ) — картинки с изображением различных ситуаций, которые испытуемый должен прокомментировать (например: “Прохожего обрыз­гала грязью проехавшая автомашина”).

Оценка внутрисемейных отношений также может осу­ществляться методами психологической диагностики. Детям предлагают нарисовать их семью. По тому, как изобража­ются и где располагаются на листе члены семьи, понятны их отношение к ребенку и отношения между собой.

Ставятся также другие задачи психологической диагно­стики. Для их решения прибегают к множеству методов, сведения о которых врач может получить в специальном справочнике (Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов “Словарь-справочник по психологической диагностике”. Киев: Нау-кова Думка, 1989).

Медицинский психолог представляет врачу-психиатру полученные результаты психологического обследования больного и их толкование. Эти данные для клинического диагноза служат только вспомогательным материалом, их окончательная оценка остается за врачом.

3. Нейрофизиологическое обследование

Среди нейрофизиологических методов наиболее часто при обследовании психически больных используется элек­троэнцефалография, реже реоэнцефалография и эхоэнце-фалография.

Электроэнцефалография (ЭЭГ) представляет собой за­пись биотоков клеток мозга, отражающих происходящие в них процессы метаболизма. Эти биотоки очень слабые — порядка 10—15 микровольт. Для того чтобы их зарегист­рировать, используют усилители. ЭЭГ наиболее важна для диагностики эпилепсии и эпилептических психозов: выяв­ляются острые волны,. пики, комплексы пик — волна и другие проявления судорожной активности. Подобная ак­тивность может быть зарегистрирована у лиц, у которых никогда не было никаких эпилептических припадков, но риск их возникновения у них очень высок (“скрытая эпилепсия”). Наоборот, у некоторых больных эпилепсией между припадками судорожная активность на ЭЭГ полностью отсутствует. Гипервентиляция (глубокие вдохи и выдохи в течение 1—2 мин) способствует ее выявлению вследствие снижения содержания углекислоты в крови. Прием противосудорожных средств и некоторых психотропных препаратов подавляет судорожную актив­ность.

ЭЭГ используется также как вспомогательный прием для диагностики органических поражений головного мозга. При психических расстройствах, с ними связанных, обычно отмечаются умеренные диффузные изменения биоэлектри­ческой активности мозга. Иногда же они наиболее выражены в височно-теменных, лобных или затылочных областях обо­их или одного из полушарий.

Для эндогенных депрессий считается характерным из­менение ЭЭГ во время сна (сокращается фаза медленных дельта-волн), но, для того чтобы их выявить, требуется многочасовая ночная регистрация. При других психических расстройствах каких-либо специфических нарушений ЭЭГ не обнаружено.

Реоэнцефалография (РЭГ) — регистрация особенностей кровоснабжения мозга путем измерения колебаний элект­рического сопротивления тканей головы. Кривая РЭГ син­хронна с пульсом. РЭГ позволяет распознать поражения сосудов головного мозга. При церебральном атеросклерозе вершины волн вместо острых в норме становятся сглажен­ными, аркообразными.

Эхоэнцефалография (ЭхоЭГ) — исследование мозга с помощью ультразвука, основанное на принципе эхолокации. Используется для обследования, когда возникают подозре­ния, что психическое расстройство связано с очаговым по­ражением в головном мозге, например с опухолью. В этих

случаях срединные структуры мозга смещаются в здоровую сторону. При наличии в мозге крупного атрофического очага смещение происходит в больную сторону.

4. Нейрорентгенологическое обследование

Краниография — рентгенограмма костей черепа — позволяет по косвенным признакам судить об органиче­ском поражении мозга. Например, усиление пальцевидных вдавлений служит признаком длительного повышения внутричерепного давления. Участки избыточного обызве­ствления встречаются после перенесенных черепно-мозго­вых травм.



Пневмоэнцефалография (ПЭГ) — рентгенограмма моз­га, проводимая после выпускания части спинномозговой жидкости и введения вместо нее воздуха или кислорода, которые заполняют желудочки мозга и субарахноидальное пространство. Этим методом удается выявить спаечные про­цессы в мозговых оболочках, некоторые опухоли, атрофи-ческие изменения. С появлением компьютерной томографии головы данный метод можно считать устаревшим.

Ангиография сосудистой системы мозга производится путем введения через сонную артерию контрастных или радиоактивных веществ с последующей рентгенографией. Позволяет выявить поражения мозговых сосудов, а также локальные поражения мозга (опухоли и др.). Необходимо согласие больного или его родных на данную процедуру.

Компьютерная томография головы — автоматизирован­ное послойное рентгенологическое исследование тканей моз­га с анализом результатов на ЭВМ и последующим постро­ением объемного изображения на специальном экране. Яв­ляется ценным методом для выявления локализации очагов поражения в головном мозге. Этим методом диагностиру­ются мозговые опухоли, атрофические процессы, кисты, абсцессы и т. д.

Позитронно-эмиссионная томография основывается на различиях распределения радиоизотопов, которыми “ме­тятся” вводимые глюкоза, нейромедиаторы или различные лекарства, по которым можно судить о локальных изме­нениях метаболизма в мозге, нейрорецепторах, кровоснаб­жении и т. д. Полученные данные синтезируются на ЭВМ. Является одним из новейших и перспективных диагности­ческих методов, возможности которого еще полностью не раскрыты.

5. Фармакологические методы обследования

Лекарственные средства могут использоваться не только для лечения, но и для диагностики, обычно в виде одно­кратного их введения и оценки реакции на них.

Барбамил-кофеиновое растормаживание раньше широ­ко применялось у больных в состоянии ступора даже для того, чтобы их накормить, а также для выявления бредовых и галлюцинаторных переживаний, которые больной не рас­крывал.

Внутривенно вводили от 2 до 8 мл (чаще 4—6 млХ 5 % раствора барбамила и 1—2 мл 10 % раствора кофеина (впро­чем, барбамшГб~ез"кофеина действовал так же). На не­сколько минут возникают эйфория, болтливость, желание поделиться своими мыслями. Однако при сильном и настой­чивом желании скрыть свои переживания эта способность может сохраниться. После того, как барбамил в нашей стране был включен в список наркотиков, этот препарат следует использовать только по строгим показаниям. ^</ Седуксеновый тест — внутривенное введение 20—40 мг седуксена (диазепам, реланиум) в виде 0,5 % раствора — служит для выбора эффективной терапии при депрессии. Если после вливания депрессивные переживания на время исчезают, то показаны противотревожные средства (напри­мер, феназепам, амитриптилин), если же сохраняются, то более эффективен мелипрамин.

Дексаметазоновый тест служит для дифференциального диагноза эндогенных и реактивных депрессий. В норме при­ем дексаметазона через сутки вдвое снижает в крови уровень кортизола (или его метаболита — 11-оксикетостероида). При эндогенной меланхолической депрессии подавление экскрецшГкортизола надпочечниками под действием декса­метазона не происходит или оно резко ослабевает. При реактивных и тревожных депрессиях результаты теста обыч­но существенно не отличаются от нормы.

Терапия ex juvantibus — “лечение на пробу”, когда эффект от примененного лекарства подтверждает диагноз.

Например, при скрытых эндогенных депрессиях лечение антидепрессантами вызывает заметное улучшение настрое­ния, в то время как в отсутствие депрессии антидепрессанты таким действием не отличаются.

6. Другие лабораторные исследования 6.1. Исследование спинномозговой жидкости


Реакция Ланге особенно важна для распознавания си­филитического поражения мозга. Используют 16 пробирок с разведением ликвора от 1 : 10 000 до 1 : 320 000, к которым добавляют коллоидный раствор золота, имеющий красный цвет. В норме цвет не меняется (это обозначают цифрой 1) или становится красно-фиолетовым (2). При патологи­ческих изменениях цвет может стать фиолетовым (3), синим с красноватым оттенком (4), синим (5), голубым (6) и даже бесцветным (7). Для сифилиса мозга характерен сущест­венный сдвиг в разведениях от 1 : 40 до 1 : 640 (“сифили­тический зубец” на графике), для прогрессивного парали­ча — резкие изменения в пробирках со слабым разведением и постепенная нормализация по мере увеличения разведе­ния. При менингитах максимальные изменения наблюда­ются при разведениях от 1 : 640 до 1: 5000. Реакцию изо­бражают в виде графика или формулы с цифровым обоз­начением цвета в каждой из 16 пробирок. Например:

Норма                   1122211111111111
Сифилис,

мозга               2246531111111111
Прогрессивный

паралич           5566532211111111

Менингит              1235567776533222

Серологические реакции с ликвором ставятся также для распознания сифилитического поражения мозга (реакции Вассермана, Кана, Закса—Витебского, иммобилизации тре-понем — РИТ, иммунофлюоресценции — РИФ и др.), а также для диагностики цистицеркоза (с антигеном цисти-церка).

6. Исследование крови и мочи

Общепринятые анализы крови и мочи производятся прежде всего, чтобы не пропустить сопутствующие инфек­ционные и другие соматические заболевания. Особенно они важны у больных, которые сами не предъявляют сомати­ческих жалоб.

При лечении психотропными средствами встречаются, хотя и редко, осложнения со стороны органов кроветворения и почек. При лечении аминазином и другими производными фенотиазина, а также лепонексом (клозапином) и мели-прамином описаны случаи агранулоцитоза (резкое умень­шение числа нейтрофилов в крови до полного их исчезно-

вения при относительном лимфоцитозе). Длительное лечение галоперидолом может вызвать лимфомоноцитоз. Клинические анализы мочи особенно необходимы, чтобы не пропустить стертые заболевания почек, которые могут служить противо­показаниями для лечения психотропными средствами.

Биохимические анализы крови и мочи производят по специальным показаниям. Определение содержания глюко­зы в крови необходимо не только при подозрении на са­харный диабет, но и при проведении инсулинотерапии пси­хозов и при подозрении на интоксикацию гашишем (гипо­гликемия). При лечении препаратами^штая^ маниакаль­но-депрессивного и шизоаффективного психозов необходи­мы регулярное (сперва 1 раз в месяц, затем — 1 раз в 2—3 мес) определение его концентрации в крови. Она должна быть от 0,6 до 1,2 мэкв~/Л5> При длительном лечении аминазином необходймйГтакже проверять протромбиновый индекс в связи с опасностью развития тромбоэмболической болезни.

Для того чтобы проверить, принимает ли пациент на­значенные ему психотропные средства, проводят специаль­ные биохимические исследования мочи.

7. Психиатрическая история болезни

История болезни является не только медицинским, но и юридическим, и научным документом.

Психиатрическая история болезни имеет ряд осо­бенностей.

В паспортной части, например, необходимо указать адрес не только больного, но и фамилию, имя, отчество, адрес и телефон его ближайшего родственника. При первом осмотре должно быть отмечено, по чьей инициативе и по какой причине обратились к психиатру или госпитализировали больного. Далее описывается психический статус при первом осмотре: ориентировка в окружающем, признаки нарушения сознания, проявления расстройств восприятия, мышления, памяти. Подробно описываются как жалобы больного (если он отказывается их предъявлять, то это должно быть от­мечено), так и высказываемые им бредовые идеи, а также идея навязчивости, двигательные и речевые нарушения. Оценивается степень критичности больного к своему пове­дению и высказываниям.

Не следует перегружать записываемые сведения незна­чимой информацией (например, перечислять у взрослых

пациентов перенесенные без осложнений детские инфекции) или отмечать отсутствие симптомов, которые вряд ли могут быть при данном синдроме (например, отсутствие суици­дальных мыслей у эйфорического больного). При описаниях нельзя пользоваться одной психиатрической терминологией (вроде “у больного бред преследования”, “имеются слуховые галлюцинации” и т. д.), необходимо приводить высказыва­ния больного или описывать его поведение, из чего следовала бы констатация определенных расстройств.

Если можно выяснить анамнез со слов больного, то его записывают вслед за статусом (чтобы было видно, в каком состоянии анамнез собран). Если это не удается, то анамнез оформляют в последующем, когда состояние больного улуч­шается. Если больного сопровождают близкие, то сведения собирают также с их слов.

Осмотр пациента включает неврологическое обследова­ние и определение соматического статуса.

Рекомендации по сбору анамнеза и осмотру больного даны в предшествующих разделах.

Дневниковые записи включают высказывания больного, результаты наблюдения за его поведением, консультации специалистов, лабораторные исследования и все лечебные мероприятия. Частота записей определяется состоянием больного — от нескольких в течение одних суток (тогда указывается час) при острых и опасных для жизни состо­яниях до одной в неделю у хронических стационарных больных.

При домашних отпусках записываются сведения о дне и часе ухода и возвращения, о выданных на руки лекарствах и психическом состоянии до и после отпуска, а также о поведении дома (со слов близких).

Если пациент лечился ранее в других психиатрических учреждениях, то от них запрашиваются медицинские све­дения. При выписке история болезни завершается эпикри­зом, кратко отражающим все ее содержание. Копия данного эпикриза обычно высылается по запросу других психиат­рических учреждений и служит медицинскими сведениями. Сама же история болезни выдается только по требованию прокурора или суда под расписку их представителя.

8. Эпидемиология психических расстройств

Эпидемиология (от греч. epi — на, + dem — народ + logos — учение) в психиатрии представляет ее раздел,

изучающий распространение психических расстройств среди населения.

Основными эпидемиологическими показателями в нашей стране служат заболеваемость, болезненность и риск забо­левания.

Заболеваемость — число больных в пересчете на 1 тыс. или на 10 тыс. населения, впервые заболевших психическим расстройством в течение определенного вре­мени (обычно 1 года).

Болезненность — общее число больных среди населения (т. е. заболевших как в текущем, так и во все прошлые годы) в данное время (также обычно в пересчете на 10 тыс. населения).

Риск заболевания — вероятность возникновения психического расстройства у отдельного человека.

В американской психиатрии приняты сходные показатели: число за­болевших в течение определенного времени (incidence) и распространен­ность заболевания (prevalence), но последняя включает два показателя: распространенность в данный момент (point-prevalence) и общее число случаев болезни за определенный период (period prevalence), которая сла­гается из суммы incidence + point - prevalence.

Заболеваемость, болезненность и риск заболевания ис­числяются для всех психических расстройств в целом, от­дельно — для психозов, а также для каждого из психических заболеваний и расстройств.

Диспансерный учет служит основным источником све­дений для определения указанных показателей. Другими источниками являются регистрация поступающих и выпи­сывающихся из психиатрических больниц и полустациона­ров, данные профилактических осмотров, осмотров призыв­ников и др.

Точность показателей определяется полнотой получае­мых сведений, а последняя — организацией учета, доступ­ностью психиатрической помощи населению, а также его культурой, от которой зависит обращение к психиатрам. Но всегда какая-то часть больных остается неучтенной, поэтому реальные показатели выше исчисляемых. Наиболее ярким примером в этом отношении могут служить показа­тели распространения наркоманий.

Риск заболевания зависит не только от его распростра­ненности, но и от ряда других факторов — возраста, пола, наследственности, биологических и социально-психологиче­ских вредностей.


В детстве высок риск заболевания неврозами и начала развития эпилепсии, в подростковом и юношеском возрасте резко возрастает риск заболеть шизофренией. Риск начала паранойяльного развития наиболее высок в зрелом возрасте. Пресенильные и старческие психозы уже и названы по возрасту, в котором они возникают. Шизофренией чаще болеют мужчины, а маниакально-депрессивным психо­зом — женщины.

Транскультуральные (они же кросскульту-ральные) эпидемиологические исследова­ния. Их задача — сопоставление распространенности раз­личных психических расстройств в разных культурах — национальных, региональных, социальных. В нашей стране, например, истерические психозы наиболее распространены среди народностей Крайнего Севера. Уровень алкоголизма высок в России, в Средней Азии более распространены гашишизм и опиизм.

Психические эпидемии — массовое распрост­ранение какого-либо психического расстройства в опреде­ленном регионе в какую-либо эпоху. С XI века в средне­вековой Европе известны массовые вспышки истерии, вклю­чая истерические психозы (галлюцинаторные видения, охватывающие толпы людей, одержимость дьяволом, пре­вращение в животных и др.). Во время первой мировой войны среди солдат воюющих армий возникла эпидемия “травматического невроза”: даже после очень легких или мнимых контузий возникали истерическая глухота, немота, парезы и др. В 50—70-х годах по ряду развитых стран прокатилась волна эпидемии подростковых наркоманий. Причины всех этих эпидемий, как правило, социально-пси­хологические.

Не следует, однако, рассматривать как “психические эпидемии”, т. е. как повальное распространение психиче­ских расстройств, проявления массового фанатизма — ре­лигиозного, идеологического, национального, расового, ка­кие бы уродливые и чудовищные формы этот фанатизм не принимал.-Лидеры и вожди подобных фанатичных движений могут оказаться лицами, страдающими психическими рас­стройствами, но поведение следующих за ними масс служит предметом изучения социальной психологии, а не психи­атрии.