ПУСТЬ «ТЕКСТЫ ПИРАМИД» ЗАГОВОРЯТ
создание документов онлайн
Документы и бланки онлайн

Обследовать

Администрация
Механический Электроника
биологии
география
дом в саду
история
литература
маркетинг
математике
медицина
музыка
образование
психология
разное
художественная культура живопись
экономика




















































ПУСТЬ «ТЕКСТЫ ПИРАМИД» ЗАГОВОРЯТ

художественная культура


Отправить его в другом документе Tab для Yahoo книги - конечно, эссе, очерк Hits: 1164


дтхзйе дплхнеофщ

ДВОРЕЦ В ПАВЛОВСКЕ
МАЛЫЙ ТРИАНОН
ЗАБЫТЫЙ ДВОРЕЦ ШАХА ДЖАХАНГИРА
ЛОНДОНСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ
МУЗЕЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ИСКУССТВА ИМЕНИ АНДРЕЯ РУБЛЕВА
Изобразительное искусство XX века. Основные направления
Народный танец
ИСКУССТВО И ЦИВИЛИЗАЦИЯ
ФОРМЫ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ДРАМАТИЗМА КАК ОТРАЖЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ
ТАЙНАЯ КАМЕРА СВЯТИЛИЩА ТОТА
 

ПУСТЬ «ТЕКСТЫ ПИРАМИД» ЗАГОВОРЯТ

Может быть, нет нужды пытаться связать пирамиды и Бенбен с солнцем, поскольку все подобные попытки не привели к удовлетворительным результатам и пирамиды служат на самом деле учреждением по возрождению 141d36eb фараона, как возрождаются деканы (звезды), о чем упоминается в «Текстах пирамид»…

Е. К. Крупп. «В поисках древних астрономических представлений»

Это – смесь астрономии и религии, мифов и реальности, наблюдений и фантазии, которая одновременно разочаровывает и очаровывает всех, кто изучает повседневную жизнь и науки Древнего Египта.

Джеймс Корнелл. «Первые наблюдатели за звездами»

I

ЗЕМЛЯ ФАРАОНОВ

В 1982 году, при первой же предоставившейся возможности, я взял короткий отпуск, чтобы провести его в Египте. Хоть я и европеец, но родился в Египте, и моя мать живет там по сей день. Путешествия в Египет всегда придают мне новые силы: довольно бедная в материальном смысле страна необыкновенно духовно богата и в наши дни.

Александрия, моя родина, некогда гигантский космополитический центр, ныне полуразрушена, перенаселена, покрыта шрамами времени. Город, названный в честь своего основателя, Александра Великого, период пышного расцвета пережил во времена последователей Александра, греческой династии Птолемеев; тогда Александрия соперничала с Афинами и Римом в красоте архитектурных сооружений и живописности своего расположения. Слава научной столицы привлекала туда философов и ученых со всего Средиземноморья, в Александрийской библиотеке они могли познакомиться с воззрениями пифагорейцев и платоников, а также с астрономическими трактатами[1]. И при римлянах это был центр научной мысли; он оставался им до самого арабского завоевания в седьмом столетии нашей эры.



Александрия всегда была городом идей и гипотез, плавильным тиглем, в котором смешивались различные этнические группы – греки, сирийцы, эфиопы, римляне, евреи и собственно египтяне, которых называли коптами[2]. После арабского завоевания город постепенно стал приходить в упадок, и так продолжалось до завоевания Египта Наполеоном в 1798 году. В 1830 году, когда началось правление Мухаммеда Али, первого турецкого вице‑короля, «хедива», Александрия стала понемногу восстанавливать былой блеск. Мухаммед Али пригласил европейцев – англичан, мальтийцев, французов и итальянцев – помочь ему в модернизации Египта. На протяжении последующего столетия Александрия становилась все более благоустроенным городом. После отречения короля Фарука в 1952 году и Суэцкой войны в 1956‑м режим Насера стал проводить политику изоляционизма, и скоро большинство европейцев покинули Александрию, так что в ней остались практически одни арабы. К сожалению, революция не решила демографических проблем страны, и Александрия стала приходить в упадок по мере того, как стремительно росло число ее обитателей. Население страны с 10 миллионов в 1910 году увеличилось до 50 миллионов; прирост составлял тысячу человек в день. К 1982 году Александрия стала столь перенаселенной и грязной, что я с трудом узнавал город моего детства.

Как обычно, в маршрут моего путешествия входило посещение пирамид. Я думал отыскать свидетельства связи пирамид со звездами. Как инженер и руководитель работ, я привык основывать свои заключения на каких‑либо материальных данных. Жизнь в Африке и на Ближнем Востоке заставляла меня скептически относиться к тому, что жрецы догонов могли получить какие‑либо особые знания самостоятельно. И еще меня не покидала мысль, что древние египтяне не могли построить такие громадные сооружения и не оставить даже намека на их истинное предназначение. И я отправился искать подобные свидетельства.

Теплой майской ночью, за два часа до рассвета, я вел машину по пустынной дороге из Александрии в Каир. Эта дорога подходит к Каиру с северо‑запада, так что первое, что бросается в глаза – это пирамиды Гизе. Я прибыл сюда как раз вовремя, чтобы увидеть, как лучи восходящего солнца начинают освещать грани пирамиды. В этот час местность была свободна от туристов – не более дюжины посетителей, подобно мне, пренебрегли лишними двумя часами сна, чтобы увидеть это волшебное зрелище.

Я припарковал машину на возвышении, с которого открывался вид на плато Гизе, постоял несколько мгновений, чтобы набрать в легкие свежий утренний воздух, а затем пошел вниз к меньшей из трех пирамид, пирамиде Менкаура. Дул ветер, и над вершиной пирамиды кружилась туча голубей. Я решил немного подняться по пирамиде вверх, чтобы оттуда сделать несколько снимков остальных пирамид, и обнаружил, что я здесь не один. Там хе, с опаской поглядывая на меня, стоял пустынный шакал. Шакалов можно встретить сейчас редко; в окраинах Каира – почти никогаа, поскольку они боятся людей. За все годы, которые я прожил в Египте, даже тогда, когда охотился в пустыне, шакала ни разу не встречал.

Мы смотрели друг на друга несколько секунд, затем шакал повернулся и скрылся за углом. Внезапно я вспомнил о роли шакала в обнаружении «Текстов пирамид». Однако такие случаи не повторяются дважды, – подумал я. Никакого предчувствия, что я стою на пороге важного открытия, способного пролить свет на «Тексты пирамид» и круто повернуть мою жизнь, у меня не было.

После восхода солнца я отправился в Саккара. Я не был здесь много лет и хотел увидеть вновь знаменитые надписи на пирамиде Унаса, последнего фараона Пятой династии. Солнце поднялось высоко и стало жарко, поэтому я на время остановился для того, чтобы перекусить. Прибыв в Саккара, я направился в южную часть комплекса, стараясь избегать туристов и продавцов сувениров. Дойдя до конца длинной каменной аллеи, ведущей к Нилу, я взглянул на пирамиду Унаса, напоминавшую кучу камней. Впрочем, то же самое можно было сказать и о других пирамидах Пятой династии.

Старый «рейс» (крестьянин) в жалком «джеллабьяхе», одеянии местных жителей, стоял у входя в пирамиду, ожидая «бакшиш» (чаевые). Одна бумажка египетской валюты, эквивалентная двум долларам, делает вас очень значительной персоной; за пятьдесят долларов вам завернут всю пирамиду в бумагу или, по крайней мере, попытаются это сделать. Местные проводники живут тем, что предоставляют туристам «особые» права при посещении района пирамид – разрешают дотрагиваться до иероглифов, пользоваться фотовспышкой, а если «бакшиш» достаточно велик, вас могут, по вашему желанию, оставить в одиночестве. Многие из этих людей работают здесь на протяжении десятилетий и тщательно оберегают самые денежные территории вдоль главных туристических маршрутов; некоторые не получают жалования и работают только ради чаевых. Я здесь появлялся много раз, поэтому многие проводники стали моими друзьями.

Ибрагим, самый старый «рейс» из всех, с кем я познакомился за эти годы, вел шумную группу японских туристов. Он подарил мне широкую улыбку и приветственно поднял руку, и я сделал то, что делаю обычно – рассказал улыбающимся японцам, что Ибрагим был «другом Говарда Картера», и этот египтолог называл его лучшим гидом в стране. Затем я посоветовал им дать большой «бакшиш» и проследить, чтобы никто не нанес ущерба древним текстам во время посещения пирамид. Японцы заулыбались, я подмигнул Ибрагиму и отправился к пирамиде.

После довольно трудной дороги по коридору, а затем по горизонтальному переходу, я попал в первую погребальную камеру, чьи стены были покрыты высеченным на камне текстом. Он хорошо сохранился, и трудно было поверить, что возраст иероглифов – четыре тысячи лет. «Осирис‑Унас», начертанное на стене десятки раз, составляло собою ряд. Выше было написано: «Саху», древнеегипетское название Ориона; затем глаза мои поднялись выше, к потолку, покрытому изображениями звезд.

II

КТО ПИСАЛ «ТЕКСТЫ ПИРАМИД»?

Очень часто при изучении древних письменных памятников «эксперты» не позволяют текстам говорить от своего имени. Они тратят многие часы на изучение содержания источников, но кончается все это какими‑либо работами по филологии или же бесконечными дискуссиями. При этом тексты обрастают бессчетными комментариями, ссылками и трактованиями, что весьма затрудняет простому читателю процесс ознакомления с ними. Все это часто приводит не к облегчению понимания, а к еще большему затуманиванию смысла.

«Тексты пирамид» также сопровождает масса вспомогательных материалов по философии и филологии. Теологические и этимологические споры сделали содержание «Текстов» более эзотерическим, чем оно было на самом деле.

Поначалу я старательно пытался изучить все статьи и взгляды ученых, но скоро понял, что многие авторы, по‑видимости, забывают про сам текст, тратя свои усилия на то, чтобы опровергнуть друг друга. Практически все они считали «Тексты» только набором ритуалов и заклинаний и трактовали их с позиций римско‑католической церкви.

Из всего этого я сделал следующий вывод – надо найти наиболее точный текст, чтобы составить о нем свое представление. Мне посчастливилось достать перевод Фолкнера, и я начал изучение памятника с самого начала, при этом решив не искать скрытый смысл, а понимать написанное буквально.

Мне хотелось выяснить, во что же верили египтяне, провожая своих правителей в загробный мир. Считали ли они, что умершие фараоны соединятся с солнцем, или же предполагали, что они превратятся в звезду?

III

ЗВЕЗДНЫЙ ФАРАОН ЭПОХИ ПИРАМИД

Египтологи доказали, что основой древнеегипетской теологии было представление о том, что живой фараон является перевоплощенным Гором, божественным предшественником царской власти в Египте, сыном Осириса и Исиды. После смерти фараон отправлялся на небо и становился «Осирисом»[3]. Но почему именно Осирисом?

В текстах пирамиды Унаса сохранились десятки упоминаний об Унасе‑Осирисе, что означает, что после мумификации Унас перевоплотился в Осириса. Египтологи также утверждают, что для фараона стать Осирисом означало превратиться в звезды, причем не просто в звезды, а только в определенную звезду созвездия Ориона. Таким образом, давно признано, что ритуал перерождения является главной частью превращения усопшего фараона в Осириса, точнее (об этом пишет Мерсер) – в его астральную форму Саху, то есть созвездие Ориона: «Орион отождествлялся с Осирисом…[4] В этом нет ничего удивительного… [поскольку]… одной из ведущих тем „Текстов пирамид“ была идентификация умершего фараона с Осирисом…»[5].

Центром заупокойных верований египтян является миф о том, что умерший Осирис был возвращен к жизни магическими заклинаниями, совершенными над ними его сестрой и женой Исидой. На важность этого мифа указывала Джин Селлерс: «"Тексты пирамид" были направлены на воспроизведение ритуала перерождения умершего фараона в бота Осириса‑Ориона»[6]. Таким образом, «Тексты» являлись своего рода «полисом по страхованию жизни», магическими словами, призванными помочь душе умершего фараона переродиться и подняться к созвездию Осириса‑Ориона. Это позволило бы усопшему правителю соединиться с первоначальным Осирисом и превратиться в звездное божество. Первоначальный Осирис, таким образом, становился господином Дуата, обители мертвых, обретших облик звезд[7].

Над Саху‑Орионом изображены звезды пояса Ориона. Перед Орионом – Гиады, следом – Сириус‑Сотис.

Отто Нойгебауэр и Ричард Паркер, работавшие на протяжении многих лет в Университете Брауна в Род‑Айленде, признанные авторитеты в области астрономии Древнего Египта, первыми решительно идентифицировали небесный образ Саху, который представлялся в виде гигантской человеческой фигуры, с нашим созвездием Ориона[8]. «Мы знаем, – пишут они, – из названия звездных групп („рука поднятая“, „рука опущенная“ и т. д.), что Саху представлялся древним египтянам в образе человека, и в некоторых случаях его графическое изображение воспроизводилось на саркофагах и потолках, как, к примеру, в гробнице Сенмут»[9]. На потолке погребальной камеры пирамиды Сенмут изображен шагающий человек; выше него – три звезды пояса Ориона. Паркер и Нойгебауэр правильно заключили, что «в „Текстах пирамид“ Саху отождествляется с Осирисом, изображенным на гробницах и потолках в виде человеческой фигуры»[10]. Много раз образ Осириса‑Ориона встречается в дренеегипетских рисунках; среди них одним из древнейших является изображение на камне‑пирамидке, венчающей пирамиду Аменемхета III, которая в наши дни находится в Каирском музее. Здесь Саху‑Орион тоже высечен в виде шагающего человека, держащего звезды в своих ладонях.

Из египетских погребальных текстов и «Текстов пирамид» ясно, что Саху‑Орион был душой Осириса; этот район ярких звезд считался весьма желанным местом для душ фараонов после тяжелого процесса умирания и перерождения. Рандл Кларк пишет:

«Появление Ориона в южном небе из невидимой зоны это знак… трансформации „живой души“ в Осириса. Все погребальные заклинания предназначались для того, чтобы скончавшийся фараон обрел форму Осириса… и, таким образом новый Осирис, при должной, заботе об этом его наследников, сливался с душой первоначального Осириса»[11].

Первым шагом в ритуале трансформации было преображение тела усопшего, то есть мумификация. Умершего повелителя и его мумию называли Осирис‑Унас, Осирис‑Пепи и так далее, что говорило о том, что душа фараона уже готова стать звездой в районе созвездия Саху‑Ориона. Заглянем в «Тексты пирамид»:

«О фараон, ты Великая звезда, собрат Ориона, которая пересекает небо с Орионом, которая правит (Дуатом) Миром небытия с Осирисом; ты поднимаешься с востока небес, обновляясь в надлежащий срок, и становишься молодым в должное время. Небо породило тебя с Орионом…» [Тексты пирамид, 882‑3]

Здесь нет нужды что‑либо комментировать. Умерший фараон становится звездой в созвездии Осириса‑Ориона. Это событие можно увидеть «с востока небес» на рассвете. Об этом же говорит другой отрывок:

«Смотри – он пришел как Орион, смотри – Осирис пришел как Орион… О, фараон, небо принимает тебя как Ориона, свет утренней зари несет тебя с Орионом… ты. регулярно поднимаешься с Орионом в восточном крае неба, ты регулярно опускаешься с Орионом на западный край неба… вас сопровождает Сотис…» [Тексты пирамид, 820‑2]

Фолкнер, переводчик текста пирамид, использует здесь греческое наименование Сириуса, Сотис. С этих строк мы будем употреблять название Сириус в астрономическом контексте, и Сотис – в мифологическом.



Известно, что звезда Сириус (Сотис) связывалась с началом ежегодного разлива Нила в первых числах июня (середине июля по юлианскому календарю). Сириус всегда поднимался следом за созвездием Ориона и составлял пару с Осирисом‑Орионом. Можно привести немало выдержек, в которых Осирис‑Орион и Сотис‑Исида упоминаются вместе; также есть много упоминаний Исиды и Осириса в их человеческой ипостаси. Мерсер полагал, что, когда Сотис «представала как божество, а не звезда, она звалась Исидой, и в этом человеческом облике была тесно связана с созвездием Ориона»[12]. Это легко понять, вспомнив, что Сотис неотступно следует за Орионом. Валлис Бадж писал: «Упоминание Ориона и Сотис интересно, поскольку доказывает, что одно время древние египтяне верили, что эти звездные скопления являются домами покинувших тело душ»[13]. «Тексты пирамид» категорично утверждают, что фараоны после смерти воплощаются в звезды или же, более точно, сливаются на небе с Осирисом‑Орионом. Множество отрывков не оставляет у нас никакого сомнения на этот счет:

«Фараон – это звезда…» [Тексты пирамид, 1583]

«Фараон – это звезда, которая освещает небо…» [Тексты пирамид, 362, 1455]

«…Фараон, яркая звезда и путешественник в далекий мир… фараон в виде звезды…» [Тексты пирамид, 262]

«Ло, фараон поднимается как та звезда, которая находитсяу горизонта…» [Тексты пирамид, 347]

«Тексты пирамид» дают ясное свидетельство того, что умершие фараоны перевоплощались в звезды, причем чаще упоминается восточная часть горизонта. «Тексты» также постоянно говорят о том, что звезды – это души умерших фараонов:

«будь душа как живущая звезда…» [Тексты пирамид, 904]

«Я – душа… я – золотая звезда…» [Тексты пирамид, 886‑9]

«О, фараон, ты – великая звезда, собрат Ориона…» [Тексты пирамид, 882] «…смотри, он (фараон) прибыл как Орион, смотри, Осирис пришел как Орион…» [Тексты пирамид, 820]

Таким образом, душа умершего фараона становилась душой Осириса, а небесным отражением Осириса был Орион. «Тексты пирамид» называют звездный мир Осириса Дуатом; именно в нем покоятся души. Есть немало указаний на то, что Дуат включал в себя созвездие Осириса‑Ориона и что так же называли поле пирамид в Мемфисском некрополе:

«Фараон пришел для того, чтобы прославлять Ориона, Осирис расположен у его головы…» [Тексты пирамид, 925] «Дуат сжал ваши руки в том месте, где находится Орион…» [Тексты пирамид, 802] «Ты можешь взойти на небо, небо может дать тебе рождение как Ориону…» [Тексты пирамид, 2116]

«Живи и будь молодым, как твой отец (Осирис), как Орион в небе…» [Тексты пирамид, 2180]

«Твоим именем Обитателя Ориона…» [Тексты пирамид, 186]

«О, фараон, ты – эта Великая звезда, собрат Ориона, кто путешествует по небу с Орионом, управитель Дуата вместе с Осирисом…» [Тексты пирамид, 882]

Умерший Осирис‑фараон должен был присоединиться к Осирису‑Ориону в предписанном районе неба, где покоились все другие умершие фараоны (его предшественники). Мы можем даже угадать время года, которое было идеальным для совершения ритуала: необходимо, чтобы на небе находился Орион, причем именно на рассвете, и была видимой также и Сотис, поскольку упоминается и эта звезда. Мы также знаем, что ритуал перерождения происходил перед началом ежегодных разливов Нила, то есть примерно во время солнцестояния. Идеальное совпадение этих событий, если отнести его к эпохе пирамид, по астрономическим подсчетам падает на примерно 2750 год до н. э.[14] «Тексты пирамид» содержат намек на это «идеальное время»:

Слова в квадратных скобках были введены, чтобы более точно передать астрономический смысл этого отрывка. Во время летнего солнцестояния солнце находится в «северном регионе» неба и встает из‑за горизонта по азимуту 63,5 градуса, что составляет 26,5 градуса от восточного направления[15]. В это время созвездие Ориона появляется всего на несколько градусов в направлении с юга на восток, так что фараон – «на восточной стороне неба». Используя специальную компьютерную программу для того, чтобы воссоздать положение звезд на небе в 2750 году до н. э. на рассвете во время летнего солнцестояния, мы получили визуальную картину того, что было описано текстом. Орион полностью поднялся из‑за горизонта, а «звезда Исиды», Сотис, только появилась. Как раз для того, чтобы обозначить «новое рождение» и начало нового года.

IV

ПОТОМОК ИСИДЫ‑СОТИС И ОСИРИСА‑ОРИОНА

Хотя споры среди египтологов – явление довольно частое, когда дело касается «Текстов пирамид» и ритуалов, они все же сходятся на одном – ритуал перерождения фараона основывается на легенде о драматической истории Осириса и Исиды и об удивительном рождении их сына Гора.

Нигде в «Текстах» миф об Осирисе не приводится полностью; очевидно, древние египтяне знали его так хорошо, что полагали излишним пересказывать преамбулу ритуала; так большинство христиан знает основные элементы христианской истории. Существовали, однако, тысячи упоминаний об Осирисе, Исиде и Горе в древнеегипетской погребальной литературе (в том числе и в «Текстах пирамид»), и египтологам не составило труда реконструировать историю Осириса:

«Осирис был старшим сыном богини небес Нут, братом Исиды, Сета, Нефтиды и, возможно, Анубиса. Осирис стал первым повелителем Египта, разделив трон со своей сестрой Исидой. Он был справедливым владыкой, установившим в Египте власть закона (маат). С помощью своего везира, „бога“ Тота, приобщил людей к религии и дал им начала цивилизации. Египет стал процветающей страной, в которой не было междуусобных войн. К несчастью, не всем это доставляло радость, и особенно был недоволен его брат Сет. Он составил заговор против Осириса, убил его, разрезал на мелкие куски и разбросал по всему Египту. Исида не имела детей, и после того, что случилось с Осирисом, царство осталось без наследника. Однако не все было потеряно – Исида тайно собрала части тела мужа и придала им человеческую форму. Создав таким образом первую мумию, Исида с помощью магической силы смогла на короткое время вернуть жизненную силу мужу и зачала от Осириса. Осуществив свое предназначение на Земле, Осирис превратился в звезду (Орион) и вступил в правление царством мертвых, которое носит название Дуат. Исида же спряталась от Сета в болотах Дельты и в положенный срок родила сына Гора. Когда Гор вырос и возмужал, он вызвал Сета на поединок для того, чтобы выяснить – кто должен править Египтом. Во время боя Гор потерял глаз, но лишил Сета мужского начала. Хоть сражение не завершилось, бог Солнца присудил победу Гору, и тот был объявлен царем, первым фараоном Египта»[16].

Трагическая история Осириса и борьбы Гора за трон являлась идеологической основой власти фараонов. Фараоны утверждали свои права на престол заявлением, что они являются земным воплощением Гора, а миф об эпической битве с Сетом метафорически осуждал попытки борьбы за престол со стороны тех, у кого не было на то законных прав. Все владыки Египта считались реинкарнациями Гора, и именно им надлежало поддерживать «маат»[17] – «закон и порядок». Когда фараон Гор умер, он возродился с Осирисом, то есть стал единым с Осирисом телом в мире умерших – Дуате. Это оставило трон свободным для законного наследника, который должен был выполнять роль Гора; теперь уже он считался сыном Осириса и Исиды, поскольку его отец стал Осирисом. Таким образом осуществлялся переход «Гор – Осирис – Гор», который был центральным в царском культе времен фараонов; фараоны считались живыми богами, и их смерть объяснялась в терминах этой? божественного мифа, и ни у кого не вызывало сомнения, что они возрождаются вновь в небесном царстве Осириса. Главной целью «Текстов пирамид» было помочь осуществлению этого повторяющегося процесса.

Генри Франкфорт доказал, чти ритуал перерождения умершего фараона происходит параллельно с ритуалом коронации его наследника[18]. Смерть фараона таким образом связана с двумя событиями, и это отражено в «Текстах пирамид»: похоронами Гора‑царя как сына Осириса и коронацией нового Гора‑царя, сына бывшего Гора, ставшего Осирисом. В астральных терминах новый фараон был сыном Осириса‑Ориона. Точно так же, как Осирис отождествлялся с созвездием Ориона, так и его соправительница и сестра Исида идентифицировалась с Сотис (Сириусом). Исида‑Сириус (Исида‑Сотис), таким образом, была астральной матерью умершего царя. Сириус, как мы знаем, является ярчайшей звездой на небе и появляется над горизонтом сразу за созвездием Ориона.

В «Текстах пирамид» живой фараон, новый Гор‑царь, во время своей коронации, происходящей одновременно с погребальной церемонией, многозначительно произносит:

«Как восхитительно видеть», – говорит она, а именно Исида: моему отцу, [умершему] фараону, когда он восходит на небо сквозь звезды…» [Тексты пирамид, 939]

«Небо ясно, Сотис [Сириус] живет [т. е. появляется], я [единственный] живущий, сын Сотис:» [Тексты пирамид, 458]

«Твоя сестра, Исида, приходит к тебе насладиться любовью твоей. Ты [умерший король] поместил ее на свой фаллос, и твое семя вошло в нее; она готова к тому, чтобы стать Сотис, и Гор‑Сопду вышел из тебя, как „Гор, который в Сотис…“, и он (я) защитит тебя его (моим) именем Гора, сына, кто защитит отца…» [Тексты пирамид, 632‑3]

«Сестра (умершего) фараона – Сотис, дочь Утренней звезды…» [Тексты пирамид, 357; 929; 935; 1707]

Умерший Осирис‑царь также говорит с помощью «Текстов пирамид»:

«Небо беременно темно‑красным (цвет рассвета), Нут дала рождение своей дочери (Сириусу) [при] свете рассвета, я поднимаюсь сам… мой третий спутник – Сотис… [вторым спутником является его отпрыск]». [Тексты пирамид, 1082‑3] «Прикажи ему, кто имеет жизнь (то есть, живой царь Гор), сын Сотис, что он может говорить от моего имени и установить мое место на небе», [Тексты пирамид, 1482]

Эти выдержки ясно показывают, как выполнялся звездный ритуал, в котором умерший фараон в качестве одной из звезд Осириса‑Ориона любовно соединялся с Исидой‑Сотис (Сириус) для того, чтобы оплодотворить ее и зачать астрального Гора, сына Сотис. Этот сын Сотис становится новым фараоном Египта. Очевидно, что и для сына Сотис существовал аналог на небе, и Фолкнер предположил, что таким аналогом являлась планета Венера (которую считали звездой) из‑за упоминания об «утренней звезде»[19]. Но в текстах говорится, что «утренняя звезда» «выходит из» чрева Сотис. Что за звезда находится рядом с Сотис‑Сириусом?

В 2750 году до н. э. Сириус имел склонение примерно 21,5 градуса[20]. То есть во время летнего солнцестояния он поднимался над горизонтом довольно далеко от эклиптики, в 116,5 градусах по азимуту, или примерно в 26,5 градусах южнее; солнце же вставало примерно 54 градусами севернее. А это значит, что ни одна из планет не могла находиться около Сириуса во время солнечного восхода. Тогда какая же «утренняя звезда» расположена ближе всего к Исиде‑Сириусу? Может, около Сириуса существовал какой‑то объект, невидимый в наши дни? Может ли существовать «потерянная» звезда?




Здесь нам стоит вспомнить «Тайну Сириуса» Роберта Темпла, книгу, посвященную тайным знаниям догонов, в которой значительное внимание уделено невидимой звезде – спутнику Сириуса. Согласно Темплу, представления догонов восходят к древнему Египту, где они возникли примерно около 3200 года до н. э. В наши дни эта невидимая невооруженным глазом звезда называется Сириусом Б. Ученые считают, что Сириус Б не мог быть видим в древности, но разве они не могут ошибаться?

V

ДОРОГА К ЗВЕЗДАМ

В Великой пирамиде есть четыре узкие длинные шахты, назначение которых египтологи долгое время объяснить не могли. Мы уже упоминали эти шахты и теперь хотели бы дать более полное их описание.

Две шахты погребальной камеры фараона известны еще с семнадцатого века. Джон Гривз, профессор астрономии в Оксфорде, сообщил о существовании этих шахт после своего знаменитого обследования пирамид Гизе в 1638 году, упомянув, что северная шахта «почернела от огня факелов» м. В 1693 году де Майе, французский генеральный консул, тоже доложил о своем открытии шахт и сделал необычный вывод о том, что они служили для спуска пищи и удаления мусора[21]. Джомард, сопровождавший Наполеона в его египетской экспедиции в 1798 году, писал позднее: «Эти узкие глубокие полости уходят вверх из погребальной камеры пирамиды Хуфу»[22]. Британский искатель приключений, полковник Вайз, вместе со своим коллегой, Дж. С. Перрингом, открыл, что шахты выходят наружу; это произошло в 1837 году. Поначалу оба исследователя решили, что шахты ведут в какую‑то комнату, хоть у этого прохода и были очень маленькие размеры (23 на 22 сантиметра), но отказались от своей идеи, когда почувствовали после расчистки северной шахты потоки воздуха[23]. Они предположили, что шахта была создана для вентиляции; именно благодаря им закрепилось выражение – «вентиляционная шахта». Флиндерс Питри в своем описании уже пользуется этим определением: «Вентиляционная шахта ведет из этой [царской] камеры на внешнюю сторону пирамиды; на протяжении 30 футов от поверхности ее угол составляет от 30 градусов 43 минут до 32 градусов 4 минут; северная же на расстоянии 70 футов от поверхности меняется от 44 градусов 26 минут до 45 градусов 30 минут» м. В 1872 году британский инженер Уэйнман Диксон предположил, что подобные шахты могут существовать и в погребальной камере царицы. Астроном Пьяцци Смит, который сопровождал Диксона, описал, как было сделано это открытие:

«Увидев трещину (на нее показал доктор Грант) в южной стене камеры царицы, Уэйнман Диксон запустил туда провод на всю возможную длину, а потом попросил плотника, мастера на все руки, с помощью стального зубила и молотка проделать в этом месте дыру… отмерив затем такое же расстояние на северной стене, мистер Диксон направил бесценного Билла Грандли выполнить ту же работу молотком и стальным зубилом…»[24] [Смит П. «Великая пирамида», с.428]

Френсис Питри, измеривший в 1880 году наклоны шахт, объяснил, как он это сделал:

«Шахты, идущие из этой камеры [царицы] были измерены угломерным прибором; они оказались в точности такими же, как воздушные шахты в погребальной камере царя, но в самом своем начале были закрыты каменной плитой, отделявшей их от камеры, не было также обнаружено выхода на поверхность, хотя выход искал и господин Уэйнман Диксон, который впервые их увидел, и я…»

Но затем последовал странный комментарий Питри:

«Я увидел что‑то вроде отверстия на 85‑м ярусе южной грани пирамиды, когда осматривал ее снизу из телескопа; но мне помешали исследовать это подробней…»[25]

Теперь мы знаем, пользуясь недавними весьма детальными исследованиями, в которых применялось даже альпинистское снаряжение, что Питри заблуждался. Ни одна из двух шахт погребальной камеры царицы не выходит наружу. Египтологи считали, и это было ошибочное мнение, что шахты отходят всего метров на восемь от камеры царицы. Питри определил, что наклон шахт составляет: северной – 37 градусов 28 минут, южной – 38 градусов 28 минут; каждое значение было определено «двумя измерениями, показания которых не разошлись больше, чем на шесть минут». Питри ошибся и в этих измерениях. Однако доклад оказал определенное воздействие – было решено, что, поскольку шахты не пронзают пирамиду насквозь, они (а следовательно, и вся камера царицы) были древними строителями брошены. Исследователи занялись погребальной камерой царя, расположенной выше. Представление о недостроенности шахт существовало на протяжение многих десятилетий до того, как Рудольф Гагтенбринк сделал свои открытия в южной шахте погребальной камеры царицы. Он установил, что шахта тянется намного дальше, уходя выше уровня пола погребальной камеры царя на 19,5 метров, при этом следует на протяжении 25 метров практически параллельно южной шахте погребальной камеры царя[26].

Долгое время обсуждался вопрос – являются ли камеры вентиляционными; в 1924 году бельгийский египтолог Капарт предположил другое назначение шахты. Подозревая, что все сооружение имеет символическое значение, Капарт высказал догадку, что шахты не предназначались для вентиляции вообще; служили они для чисто религиозных целей: «Более вероятно, что они выполняли какую‑то роль при погребении, возможно, являясь путем для выхода души царя»[27]. Аналогичное предположение высказал в 1929 году египетский ученый Стейндорфф[28]; эту точку зрения поддержали Эдвардс в 1947 году[29] и Вадьер в 1954 году[30]. Примерно в то же время, что и Вандьер, гипотезу Капарта о символическом предназначении шахт, высказанную Каратом, подробно исследовал Бадави, египтолог, хорошо знакомый с египетской архитектурой. И ему в своих исследованиях удалось добиться значительного продвижения к истине.

Направленность шахт на звезды для 2600 года до н. э. была определена А. Бадави и В. Тримбл в 1964 году.

В своей работе по архитектуре Древнего Египта Бадави предположил, что шахты царской погребальной камеры являлись каналами к звездам, «северная шахта… для путешествия души к вечным приполярным звездам, южная шахта – к Ориону»[31]. Все это опровергало общепринятое мнение о том, что в «Текстах пирамид» отражен ритуал посмертного ухода фараона к солнцу. В 1964 году Бадави обратился к астроному с просьбой произвести вычисления, которые могли бы подтвердить его теорию (см. Приложение 1). Он попросил Вирджинию Тримбл помочь ему решить эту проблему, и они опубликовали свою совместную работу в одном немецком египтологическом журнале[32]. Бадави первым обоснованно подверг критике гипотезу вентиляционного предназначения шахт:

«Эта точка зрения не… выдерживает критики при объективном анализе. Помимо факта, что подобные шахты больше не встречаются ни в одной пирамиде, надо сказать, что данная „вентиляционная“ система, если ее принимать за таковую, весьма мало походит на вентиляционную систему их собственных домов»[33].

Архитектурные исследования Бадави показали, что древние египтяне вообще не создавали систем вентиляции погребений[34]. В своих же домах они делали отверстия в потолке, ориентированные на север, чтобы использовать холодный северный бриз. Бадави отметил это особо:

«Для того, чтобы проветривать погребальные камеры в пирамиде Хеопса, было бы разумнее разместить шахты горизонтально на уровне потолка, чем делать их наклонными, начинающимися в одном метре от пола, на уровне крышки саркофага. Можно добавить, что при строительстве наклонной шахты строителям приходится иметь дело с массой проблем при прокладке ее через ярусы, чего не было бы, если бы вентиляционные шахты были горизонтальными»[35].

Ученый заметил также, что шахты в погребальной камере царицы не дошли до поверхности, и «в данном случае то, что они вообще не служили для вентиляции, не вызывает сомнений»[36]. Бадави, конечно, знал, что «Тексты пирамид» упоминают Саху‑Орион и что путешествие Осириса‑царя связывалось с этим созвездием. Орион – южное созвездие, и потому являлось очевидным предназначение южной шахты погребальной камеры царя. Бадави взял средний наклон шахт, равный, по данным Питри, приблизительно 44,5 градусам для южной и 31 градусу для северной. Опытному астроному, каковой и являлась Тримбл, было совершенно очевидно, что северная шахта указывала довольно точно на Северный полюс мира, азимут которого равнялся 30 градусам, если наблюдать ее с плато Гизе, а если точнее, 29 градусам 58 минутам 51 секунде. Вирджиния Тримбл вычислила склонения всех звезд Пояса Ориона для 2600 года до н. э., предполагаемой даты сооружения Великой пирамиды. Она получила результаты, которые приведены в первой таблице[37].

Округленное значение широты пирамиды Хеопса в минутах равно 29 градусам 59 минутам. На этой широте небесный экватор – воображаемая линия, разделяющая небесную сферу на северное и южное полушария – лежит на 60 градусов 01 минуту выше южного горизонта, т. е. меридиана, глядящего на юг (90 градусов – 29 градусов 59 минут = 60 градусов 01 минута).

Небесный экватор имеет нулевое склонение; северная полусфера – положительные значения, южная – отрицательные. Для того, чтобы получить значение угла, под которым звезда была видна над Гизе, необходимо вычесть от угла наклона небесного экватора (60 градусов 01 минута) полученные значения склонений:

Как Тримбл, так и Бадави быстро поняли, что не случайно южная шахта довольно точно указывала на пояс Ориона, который находился под углом 44 градуса 30 минут. Вместе с тем, Тримбл доказала, что ни одна важная звезда в ту эпоху не проходила эту точку: «Похоже на то, что ни одна звезда не проходила ту точку неба, на которую нацелилась шахта. Кроме того, ни одна звезда сравнимой величины вообще не проходила пояс углов наклона от 1 градуса 30 минут до ‑14 градусов 30 минут на протяжении всего того периода»[38].

Отсюда Бадави заключил, что шахта была намеренно направлена на пояс Ориона, центр созвездия Саху‑Осириса, а именно – для того, чтобы помочь душе умершего фараона подняться на небеса с конечным пунктом назначения Саху‑Осирис (Орион). Бадави ошибался на 0,5 градуса, поскольку, как нам сейчас известно, шахта погребальной камеры царя имеет наклон 45 градусов. Но и 44 градусов 30 минут было достаточным для Бадави и Тримбл, чтобы сделать свое заключение. Странно, впрочем, что Бадави и Тримбл не рассмотрели с той же точки зрения шахты погребальной камеры царицы. Возможно, они разделяли мнение, что камера царицы была брошена недостроенной.

Однако открытие того, что шахты в 2600 году до н. э. были направлены на пояс Ориона, было проигнорировано. Только, пожалуй, Эдвардс принял его к сведению, но и он не упоминал о нем до 1981 года, когда сделал следующий важный комментарий к статье, написанной в честь своего американского друга, Доуса Данмана.



«Тексты пирамид» часто содержат намеки на то, что посмертная жизнь царя связана со звездами; чаще всего при этом упоминаются звезды приполярной области, а также Сотис и Орион. Научные исследования показали, что северная шахта, поднимающаяся под углом в 31 градус к горизонтали, была почти точно ориентирована на Альфу Дракона, в то время как направление южной шахты под наклоном 44,5 градуса указывает на три звезды Пояса Ориона. Крайне сомнительным было бы утверждение, что такое совпадение случайно[39].

Странно, что ни один египтолог не попытался развить идеи Бадави; возможно, это произошло потому, что в научных кругах продолжала доминировать «солнечная теория».

Когда я начал свое исследование звездных представлений фараонов, то ничего не знал о Бадави и его статье; если бы я о них знал, это сэкономило бы мне немало времени и усилий. Но поскольку этого не было, я исследовал пирамиды Гизе, не имея представления об этих открытиях.



[1] Между 305 годом до н. э. и 642 годом н. э. этот город был одним из крупнейших образовательных центров. Среди многочисленных ученых, которые жили или постигали науки в Александрии, были Эвклид и Герон Александрийский; астрономы Эратосфен Киренский, Гиппарх, Посидоний и Птолемей; философы Теофраст и Клемент Александрийский.

[2] Слово «копт» происходит от греческого Aigyptos, что обозначает «Египет» (именно греки дали этой стране имя, принятое у нас; арабы называли свою страну «Миср»). Коптами в греко‑римскую эпоху называли исконных жителей Египта, придерживавшихся христианской веры. Коптская церковь до сих пор играет в Египте большую роль и имеет собственного папу или патриарха. В марте 1993 года мне довелось встречаться с коптским епископом Каира, его святейшеством епископом Мусой (Моисеем).

[3] Это – часть так называемых мистерий Осириса, которые происходили в древнем Египте. Загробная жизнь в царстве Осириса считалась привилегией только царственных особ; постепенно эта вера демократизировалась и каждый получил возможность пройти соответствующий ритуал. Сам ритуал был очень сложным и, когда дело касалось царей, мог занимать несколько месяцев после смерти монарха. Мумия (это слово возникло из арабского «муммиа», которое означало «кувшин») рассматривалась как прошедшая «осирисизацию» версия умершего человека.

[4] S.Mercer, «The Religion of Ancient Egypt», p.25.

[5] Ibid., p.112.

[6] J. B. Sellers, «The Death of Gods in Ancient Egypt», p.70.

[7] S.Hassan, «Excavations At Giza», vol.VI, part I, pp. 276–317. Хассан дает полное описание Дуата.

[8] O.Neugebauer, R.Parker, «Egyptian Astronomical Texts», vol.1, pp. 24–25.

[9] Ibidem.

[10] Ibidem

[11] R. T. Rundle Clark, op. cit., p. 122.

[12] S.Mercer, op. cit., p.270.

[13] E. A. WaUis‑Budge, «Osiris and the Egyptian Ressurec‑tion», vol.1, p. 107.

[14] Получено при помощи астрономической компьютерной программы Skyglobe. Данные были проверены.

[15] Во время Четвертой династии подъем Сириуса, совпадающий с восходом солнца, происходил примерно через пять – семь дней после даты летнего солнцестояния. Солнце тогда всходило над линией горизонта примерно на 63,5 градуса по азимуту, а Сириус поднимался на 116,5 градусов.

[16] Этот факт египтологам хорошо известен. Таким образом, религиозный календарь начинался в День Нового года – день совпадения подъема Сириуса с восходом солнца. Поскольку при таком календаре теряется четверть суток, которые календарь нерелигиозный компенсирует введением дополнительных суток раз в четыре года, это значило, что начало нового года в религиозном календаре постоянно смещалось. Оба календаря, впрочем, совпадали снова через 1461 год (4 х 365,25 = 1461). Этот период в 1461 год часто называют Циклом Сотис.

[17] В I томе книги E. A. Wallis‑Budge «Osiris and the Egyptian Ressurection» приводятся различные источники мифа об Осирисе. В книге Плутарха «Исида и Осирис» (Plutarch, «De Iside et Osiride») содержится самое подробное изложение мифов со времен античности (ок. 50 года н. э.).

[18] Маат изображалась крылатой богиней с пером в голове (Маат – богиня истины в Древнем Египте. – Прим. пер.).

[19] H.Frankfort, «Kingship and the Gods», part I.

[20] R. O. Faulkner, «The King and the Star‑religion in the Pyramid Texts», p. 153–161.

[21] При помощи Skyglobe 3.5 и принимая изменение угла наклона ‑1,21 угловых секунд в год, Дж. Легон, используя свою собственную программу по учету прецессии, получил 21 градус 38,38 минут. Для 2500 года до н. э. эта цифра составила ‑20,85 градусов; астроном и навигатор Миллс (H.R‑Mills, «Positional Astronomy and Astro‑navigation made Easy», p.232) получил для 2500 года до н. э. – 20 градусов 83 минуты, что означает, что для приводимого времени у него должно было бы быть ‑20 градусов 49 минут. Для времени возведения пирамиды Хуфу (2450 год до н. э.) Skyglobe 3.5 дает значение ‑20 градусов 30 минут плюс‑минус пять минут, с точностью, которую можно осуществить при считывании с экрана компьютера при помощи «мыши». Практически те же данные были получены с помощью программы EZ Cosmos.

[22] J.Greaves, «Pyramidographia», 1646, р.73.

[23] Аbbё le Mercier, «Description de FEgypte», composee sur les memoires de M.de Maillet, Paris, 1735.

[24] Jomard, «Description de l'Egypte», Panckoucke, 1821–1829, vol. IX, p.491.

[25] J. S. Pemng, «The Pyramids of Gizeh». Part I: The Great Pyramid.

[26] W. F. Flinders Petrie, «The Pyramids and Temples of Gizeh» (Histories Mysteries of Man Ltd, 1990), p.29.

[27] Piazzi Smyth, «The Great Pyramid», p.428.

[28] W. F. Flinders Petrie, op. cit., p. 24.

[29] «Archeologia», vol. 293, sept. 1993, р.6. См. также «Stem», №28, 1993, pp. 24–25.

[30] J.Capart, «Etudes et Histories», I, Bruxelles, 1924, p. 182.

[31] G.Steindorff, «Egypt», Beadeker, 1929, p. 140.

[32] I. E. S. Edwards, op. cit, p.126.

[33] J.Vandier, «Manuel d'Archaeologie Egyptienne», Paris, 1954, vol. II, p.88.

[34] A.Badawy, «The Stellar Destiny of Pharaoh and the so‑called Air‑shafts in Cheops's Pyramid» в «Mitteilungen des Institute fur Orientforschung Akademie der Wissenschaften zu Berlin», 10, 1964, S. 189–206.

[35] См.: Mitteilungen des Instituts fur Orientforschung Akademie der Wissenschaften zu Berlin, 10, 1964, S. 183–187 (Тримбл), S. 189–206 (Бадави).

[36] A.Badawy, op. cit., p.190.

[37] V.Trimble, «Astronomical Investigation conseming the so‑called Air‑shafts ofCheops's Pyramid» в «Mitteilungen des Institute fflr Orientforschung Akademie der Wissenschaften zu Berlin», 10, 1964, S.183–187.

[38] Ibid., p.187.

[39] I. E. S. Edvards, «The Air‑channels of Chephren's Pyramid» в «Studies in Honor of Dows Dunham», p. 55–57.