ГРАНОВИТАЯ ПАЛАТА МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ
ЯНГДЮМХЕ ДНЙСЛЕМРНБ НМКЮИМ
дНЙСЛЕМРШ Х АКЮМЙХ НМКЮИМ

нАЯКЕДНБЮРЭ

Администрация
Механический Электроника
биологии
география
дом в саду
история
литература
маркетинг
математике
медицина
музыка
образование
психология
разное
художественная культура живопись
экономика


ГРАНОВИТАЯ ПАЛАТА МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ

художественная культура


Отправить его в другом документе Tab для Yahoo книги - конечно, эссе, очерк Hits: 1364


ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ

Греческая архаика
БОЛЬШОЙ ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ ДВОРЕЦ
лелIпхюкэмше лсгех юммш юулюрIAIи
КРОНБОРГ- <ЗАМОК ГАМЛЕТА>
луврский ДВОРЕЦ
ЗАГАДОЧНЫЙ СФИНКС
ГАЛЕРЕЯ УФФИЦИ ВО ФЛОРЕНЦИИ
 

ГРАНОВИТАЯ ПАЛАТА МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ

Красное крыльцо Грановитой палаты

Грановитая палата, бывший тронный зал великокняжеского дворца, является единственным гражданским зданием в архитектуре Московского Кремля. Она возводилась в 1487-1491-е годы- в тот

период, когда М 141g66jb 86;сква объединила вокруг себя соседние княжества и

стала во главе молодого централизованного Русского государства.

Именно тогда <изумленная Европа была ошеломлена внезапным появлением на ее восточных границах огромной империи, и сам султан

Баязет, перед которым Европа трепетала, впервые услышал высокомерную речь московита>.

Лучших итальянских и русских мастеров привлекли к строительству новых и перестройке старых кремлевских укреплений. К

тому времени итальянцы-фрязове уже целых 60 лет строили и устраивали каменную Москву. Казалось бы, что своими нововведениями

они могут изменить облик нашего древнего зодчества и водворят в

нем иные, европейские формы. Заслуга итальянцев в истории нашего зодчества несомненна и значительна. Но московская Русь уже

тогда крепко и во всем держалась своего ума и своего обычая, и

вовсе не намеревалась широко отворять ворота тем нововведениям,

которые могли бы изменить коренной характер ее вкусов и нравов.

Поэтому дело призванных итальянцев ограничивалось только технической стороной: не итальянским замыслом создания невиданных

на Руси форм, а только исполнением в этом случае старого русского

замысла.

Великого князя Ивана III, заботившегося в первую очередь о

неприступности Кремля, интересовало инженерно-техническое мастерство строителей. Но одновременно с возведением кремлевских

укреплений шло и строительство нового великокняжеского дворца.

Его сооружение началось в 1487 году с Набережной (или Малой)

палаты, располагавшейся вдоль кромки кремлевского холма. В



1491 году на Соборной площади было закончено возведение Большой палаты, которая позднее получила название Грановитой. Исторические документы за 1487 год сообщают, что <повелением великого князя Ивана Васильевича всея Руси основал палату велику Марко Фрязин на великого князя дворе, где терем стоял>.

Вскоре к этим монументальным зданиям присоединилась еще

Золотая палата, и все они предназначались для приема послов и для

других торжественных случаев. Однако до наших дней от этих великолепных зданий сохранилась только Грановитая палата да часть

белокаменного подклета.

Грановитая палата, расположенная на западной стороне Соборной площади, хоть и считается памятником чисто итальянской архитектуры, но система ее крестовых перекрытий, опирающихся в

центре на четырехгранный стол, имеет и свой национальный прототип. Такого рода палаты для приемов и пиров сооружались на Руси

издавна: в эпоху Киевской Руси их называли гридницами, потом трапезными.

Строгие пропорции и кубический объем придают всему облику

Грановитой палаты характер благородной простоты и ясности. Стены ее выложены из кирпича и облицованы с главного (восточного)

фасада белым камнем, обтесанным на четыре грани. Отсюда и название палаты - Грановитая.

С Соборной площади в палату вела Золотая Красная лестница,

примыкающая к самому зданию. Судя по старым изображениям,

она состояла из четырех маршей и трех площадок, в XVII веке

украшенных белокаменными львами. Эта парадная лестница предназначалась лишь для выходов царя во время особо торжественных

церемоний, а в остальное время ее запирали изящной решеткой,

расписанной золотом и красками. Для входа иностранных послов и

торгового люда служили другие лестницы - Средняя и Благовещенская, причем по Благовещенской разрешалось входить только

христианам.

Все три лестницы вели на Красное верхнее крыльцо - Передние

переходы, а уже оттуда в помещения великокняжеского дворца. Помимо главного входа, в палату с Соборной площади вел и другой

вход - с западной стороны. Здесь к зданию примыкала обширная

Боярская площадка, на которой обычно толпились служилые бояре

и дворовый люд, здесь же объявлялись царские указы.

Прежде чем попасть в Грановитую палату, следовало пройти через Святые сени, которые являлись местом встречи приглашенных к

царю. Это небольшое помещение являлось преддверием в Тронный

зал и соединяло его с другими покоями дворца. Стены Святых сеней украшали композиции на сюжеты Священного писания, отсюда

и название их. Но в сороковые годы XIX века сени несколько увеличили за счет соседних помещений и к двум старым порталам добавили два новых (для симметрии), однако они были ложные и не

имели выхода.

Над Святыми сенями была устроена тайная комната для женской половины царской семьи, так как по стародавнему обычаю женщины не присутствовали на торжественных приемах и официальных праздниках. Стены и потолок тайной комнаты были обиты

плотной стеганой тканью и английским сукном, а пол покрывал

толстый войлок. Однако в этой комнате была <смотрильная решетка>, которая закрывалась прозрачной шелковой тканью, но сквозь

нее все было хорошо видно. Отсюда царица и царевны с любопытством разглядывали заморских гостей, наблюдали пиры, многолюдные собрания бояр и духовенства и другие пышные празднества.

Наружному облику Грановитой палаты соответствовал и ее просторный, светлый интерьер. Площадь ее составляет 495 квадратных

метров, и некогда этот главный Тронный зал Кремля был и самым

большим на Руси. Колонну центра украсили лепной работой в древнегреческом вкусе - изображениями птиц, зверей и всяких других

животных. Вокруг столба располагалась бронзовая вызолоченная решетка, на которой в несколько рядов были установлены подсвечники. У угловой стены возвышался царский трон, к которому вели

четыре ступени.

Но в XVIII веке резьбу по камню сбили и грани столба закрыли

щитами с алебастровыми рельефами, повторявшими рисунок первоначального декора (правда, с небольшими изменениями). Еще через

100 лет, готовясь к коронации нового престолонаследника, эти щиты

сняли и заменили их новыми, расписанными масляными красками.

Первоначально своды и стены Грановитой палаты были украшены живописными фресками, выполненными во времена правления

царя Федора Иоанновича. Система росписей ориентировалась на тронное место, располагавшееся в правой части восточной стены. Именно отсюда раскрывается последовательность идейного замысла росписей - преемственность и законность царской власти. На южном

своде Грановитой палаты космогонический цикл открывался изображением Бога Саваофа в окружении небесных сил. В этой росписи

отражены библейские предания о сотворении мира и первых людей,

их грехопадении и изгнании из рая. Далее шли росписи о разделении земли между тремя сыновьями Ноя - Симом, Хамом и Иафетом - и разделении Руси между сыновьями Владимира Святого.

Завершается этот сюжет на восточном своде композицией <Пророчество Даниила>, на которой уже предстает Спаситель человечества - Иисус Христос. От сводов к стенам, от небесного к земному

переводили зрителя фигуры пророков, праотцов и евангелистов: в

руках у каждого был свиток с наставительными изречениями.

Изображения на исторические темы группировались вокруг места, где размещался царский трон. На верху южной стены были изображены библейские герои - Моисей, Давид и Соломон, а в откосах

окон <двигались> к трону выдающиеся государи русские, представители рода Рюриковичей - от Ярослава М 141g66jb 91;дрого до царя Федора

Иоанновича.

Особый интерес представляла композиция с царем Федором Иоанновичем. <Всея самодержец Руси сидит на троне, на голове его венец

весь каменьем и жемчугом украшен, с правую сторону, подле места

его царского стоит правитель Борис Годунов>. Последний, <одетый>

в верхнюю золотую одежду и в боярской шапке-мурманке, оказался

в росписях Тронного зала в одном ряду с наследниками русского

престола. Может быть, это было сделано с ведома самого Бориса

Годунова, который уже тогда помышлял о царском троне.

Эти росписи сохранялись в Грановитой палате до второй половины XVII века. К этому времени палата, не раз страдавшая от

пожаров, уже сильно обветшала и нуждалась в серьезной реставрации. Весной 1667 года царь Алексей Михайлович повелел расписать ее заново <самым добротным мастерством, а снимки для

образца с того стенного письма снять ныне и приказать о том

иконописцу Симону, чтобы написать в той палате те же вещи, что

ныне написаны>.

Знаменитый иконописец Симон Ушаков во главе большой группы мастеров восстановили фрески конца XVI века, однако через несколько десятилетий эти росписи забелили и по моде того времени

обтянули тканью. В 1882 году Грановитую палату заново расписали

талантливые палехские художники Белоусовы - отец и два сына.

Их нарядные росписи, выполненные по описям Симона Ушакова,

сохранились до наших дней и воссоздают торжественную атмосферу

Тронного зала Кремля.

На протяжении столетий в Грановитой палате отмечались самые важные события в жизни Русского государства. Великий князь Иван III

принимал здесь своих храбрых сподвижников, бояр и послов, причем

на награды было израсходовано тогда 400 пудов серебра. В Грановитой палате проходили торжественные церемонии приема иностранных

послов, заседали земские соборы, царь Иван Грозный праздновал в

ней присоединение Казани к Русскому государству, а Петр ? - победу русских войск в Полтавской битве. Борис Годунов торжественно

принимал здесь жениха своей дочери - датского принца Иоанна.

Современники так описывали это торжество: <Царь и царица стояли

под богатым балдахином в длинных бархатных порфирах пурпурного цвета, искусно вынизанных крупным жемчугом и драгоценными

камнями, а в короне и оплечьях блестели камни неоцененные>.

В Грановитой палате послы гетмана Б. Хмельницкого передали

царю Алексею Михайловичу волю украинского народа <стать под

высокую руку царя Московского>.

Каждому приглашенному отводилось определенное место согласно

его чину и рангу: чем знатнее был гость - тем ближе было его место

к царю. Чем важнее гости, тем пышнее обставлялся прием.

Вокруг центрального столба устраивался главный поставец. На

приставных полках, обитых яркими шелками, расставлялась дорогая посуда: поблескивали золотые и серебряные чаши; переливались разными цветами сердоликовые, яшмовые и янтарные чарочки; словно сказочные ладьи выстраивались в ряд украшенные яркой эмалью и драгоценными камнями ковши, чеканные кубки,

заздравные братины.

На столы ставились диковинные предметы из числа посольских

даров, например, немецкие часы <на слонех>, сосуды в виде барсов и

львов, ароматические курильницы, потешные кубки - все свидетельствовало о богатстве и радушии хозяина. И. Кнобенцель, австрийский посол XVI века, писал в своих записках: <Мы видели множество превеликих золотых сосудов, каких в уме представить невоз

можно. Посуды было столько, что ее с трудом могли бы вместить

тридцать венских повозок>.

Обеды в Грановитой палате продолжались долго, иногда по пятьшесть часов. <Время от времени царь пил за здоровье кого-либо. Тот

вставал, а за ним и прочие. Поклонившись, опять садились>. Датский посол Я.Ульфельд подсчитал, что за время обеда у Ивана Грозного ему пришлось вставать 65 раз.

Когда наступал вечер, в Грановитой палате зажигались огни.

Освещенные мерцающими бликами, вспыхивали на стенах неяркие

краски фресок, как будто трепетное пламя делало их живыми. И

тогда казалось, что в Грановитую палату вошли великие предки наследники шапки Мономаха.