Народное зодчество
создание документов онлайн
Документы и бланки онлайн

Обследовать

Администрация
Механический Электроника
биологии
география
дом в саду
история
литература
маркетинг
математике
медицина
музыка
образование
психология
разное
художественная культура живопись
экономика




















































Народное зодчество

художественная культура


Отправить его в другом документе Tab для Yahoo книги - конечно, эссе, очерк Hits: 2709


дтхзйе дплхнеофщ

ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОРЕЦ В ТОКИО
Французское Возрождение
МЕТРОПОЛИТЕН-МУЗЕЙ
АЛЬКАСАР И САРСУЭЛА
ДВОРЕЦ НАВУХОДОНОСОРА II В ВАВИЛОНЕ
<ДВОРЦЫ> ДОН-ЖУАНА В СЕВИЛЬЕ
ВЛАДИМИРСКИЙ МУЗЕЙ «ЧАСЫ И ВРЕМЯ»
АЛЬГАМБРА - ЖЕМЧУЖИНА МАВРОВ
ПЕТРОДВОРЕЦ
Ювелирное искусство в древности
 

Народное зодчество

Понятие народное зодчество в русской художествен­ной культуре, прежде всего, связано с деревянным зодчест­вом. Основываясь всецело на традициях народного искусст­ва, русское деревянное зодчество достигло высокого совер­шенства и в значительной мере повлияло на все развитие рус­ской архитектуры. В нем проявились все основные черты на­родного искусства как особого типа творчества. В архитек­турных сооружениях и в архитектурном декоре сохранялось и передавалось прежде всего то, что составляло духовные цен­ности народа.

В этом проявилась родовая сущность зодчества как области народного искусства. Природосообразность народ­ного зодчества выразилась, во-первых, в виртуозном исполь­зовании возможностей и свойств дерева как строительного материала, во-вторых, в органической связи архитектурных форм и декора с формами живой природы (в том числе и ан­тропоморфных), в-третьих, в умении сделать сооружения не­отъемлемой и органичной частью природной среды. Тради­ция в народном зодчестве означала прежде всего единство конструктивных и художественных принципов и идейно-образного содержания, передававшееся из поколения в поко­ление. Наличие самобытных региональных особенностей и многообразие форм деревянной архитектуры связано с поня­тием вариативности в народном искусстве. Кроме того, на­родное зодчество имело свою художественно-образную сис­тему, в которой отразились космологические и эстетические идеалы народа Если мы говорим об ансамблевом характере народного искусства, то народное зодчество во многом вы­полняет ансамблеобразующую роль, организует духовно-пространственную среду жизни этноса.



Технологические и конструктивные основы  деревянного зодчества. Материал и способы его обработки

На Руси, где леса занимали большую    часть    территории, дерево было самым доступным материалом,       из       которого возводились   различные   типы построек:                      жилища, хозяйственные        сооружения, укрепления, храмы. Каменных построек было мало и их воз­ведение стоило дорого. Древесина же была всегда под рукой и не требовала сложной обработки. Тем не менее, выбор ма­териала, особенно для строительства жилых и культовых по­строек, осуществлялся очень тщательно. В народном пред­ставлении дерево считалось «живым» существом и его рубка сопровождалась определенными обрядово-магическими дей­ствиями. В строительстве не применяли деревья с изъянами или аномалиями, сухие деревья (мертвые, лишенные жизнен­ных соков), деревья, росшие на могилах, заброшенных доро­гах (такая дорога, по народным представлениям, вела на тот свет), молодой лес, старые могучие «священные» деревья. Что же касается пород, то для жилья предпочиталась сосна, иногда ель (о чем свидетельствуют археологические раскоп­ки). Осина считалась проклятым деревом и в строительстве почти не применялась. Дуб был материалом дорогим и при­менялся выборочно, например, для подпечных фундаментов и в некоторых других случаях, когда требовалась его особая прочность. Конструктивные особенности построек определя­лись во многом размерами бревна. Диаметр бревен в деревянных сооружениях колеблется от 16 до 30 см (в жилищах и   I храмах - 22 - 24 см, в хозяйственных постройках - 16 - 20   1 см). Длина стен также определялась длиной бревна: для жи­лища это от 2,5 - 3 м до 12 - 13 м.

Уже в древней Руси широко применялись такие дере­вообделочные инструменты как топор, скобель, долото, ко­ловорот, тесло, резцы, просеки. Позднее к ним добавились пила и рубанок, но вплоть до XIX века пила почти не применялась, так как на спиле поры древесины открыты и она подвержена гниению. Даже доски делали путем раскалывания

бревна клиньями. Основным же инструментом народного мастера был топор. Поверхность бревна обрабатывалась ско­белем; резьба выполнялась с помощью долота, коловорота, резцов, просечек.

Основные конструк­тивные элементы построек

С самых древних времен русским мастерам были известны срубная столбовая и каркасная конструкции. В центре и на севере Европейской части России преобладала срубная конструкция - в основе всех построек лежал сруб или клеть из горизонтальных рядов бревен, образующих че­тыре стены. Стены столбовых построек состояли из сплош­ных рядов вертикально поставленных и вкопанных в землю бревен. В каркасной конструкции промежутки между верти­кальными каркасными бревнами зашивались горизонтальны­ми рядами досок.

Наиболее распространенными были следующие спосо­бы вязки бревен: в обло (с чашей в нижнем или верхнем бревне), в крюк (трудоемкий способ, но прочность крепления выше), в лапу (использовался при возведении церквей, фун­даментов печей), в охряпку (при строительстве хозяйствен­ных помещений из тонких бревен), в режь, в погон и в иглу (при строительстве хозяйственных помещений с использова­нием неровных стволов и верхушек деревьев). (См. схему 1)

Деревянные сооружения, за исключением укреплений, как правило, не имели фундамента. Под нижний венец могли подставляться колоды или валуны (вдоль всей стены или только под углы). Крестьянские дома вплоть до XX века име­ли земляные насыпные фундаменты. Кирпичные же фунда­менты распространяются лишь в конце XIX века.

Полы построек могли быть деревянными, земляными, глинобитными. Глинобитный или земляной пол чаще встре­чался в домах южных и западных районов Европейской части России. На Севере полы были деревянные (в жилищах для

тепла - двойные). Доски — тесницы настилались в направле­нии от двери к передней стене на переводины - поперечные балки под полом. Пространство от пола до земли называлось подклет (под клетью), по высоте могло быть небольшим (20 - 60 см), но суровые природные условия Русского Севера за­ставляли строить дома на высоком подклете, почти с целый этаж. В таком подклете хранилась обычно хозяйственная ут­варь или припасы.

На большей части территории России крыши жилых и хозяйственных построек были двускатными. Самая древняя конструкция крыши - на самцах (продолжение бревенчатой стены образовывало треугольник фронтона крыши). Крыли крышу тесом (долгой дранью), на западе и юге Европейской части - соломой. Короткая дранка - щепа - распространяется в конце XIX - начале XX века (она крепилась уже с помощью гвоздей). Тесницы укладывались на продольные жерди - сле­ги и поперечные - курицы, названные так за то, что заверша­лись крючкообразными выступами, похожими на птицу. На этих крючках укреплялись потоки - деревянные желоба для стока воды. На коньке крыши стыки тесниц прикрывались массивным бревном — охлупнем.

Двускатная крыша на стропилах получает широкое распространение лишь в XIX веке (и по сей день это наиболее популярная конструкция). Кровля при этом держится на по­ставленных под углом балках - стропилах, которые, в свою очередь, опираются на переводины потолка.

Еще одна двускатная конструкция - покрытие «боч­кой» - применялась в основном в строительстве хором или деревянных храмов. Идеальным покрытием для криволиней­ной поверхности бочки служил лемех - небольшие дощечки с фигурным краем, уложенные по принципу черепицы.

Четырехскатные конструкции крыши также были из­вестны еще в Древней Руси: это крыша «костром», когда че­тыре стены сруба переходили в бревенчатую пирамиду, и крыша-»кубом» (применялась в хоромном, а позже перешла в храмовое зодчество). В русском крестьянском жилище четы-

рехскатная крыша была широко распространена в южнорус­ских губерниях. (См. схему 2)

        

Облик древнерусских городов и поселений создавали срубные дома с двускатными крышами и маленькими узкими прорезями в стенах - волоковыми окнами. В деревенских домах такие окна были вплоть до XIX века. Изнутри они за­двигались задвижками. Слюдяные или «стекольчатые» окна

были известны уже в Древней Руси, но были принадлежно­стью только богатых хором. Их называли «косящатыми» (ко­сяк - оконница из толстых колод). В рядовом городском жи­лище они распространяются в XVIII веке. В сельском доме

XIX  века сначала только одно среднее фасадное окно дела­лось  «косящатым» — красным, позже подобным образом сооружались все три фасадных окна. До конца XIX — начала XX  века они не открывались. Створчатая конструкция полу­чила распространение только в XX веке.

Крестьянское жилище. Типы жилища

В разных частях России существовали свои региона­льные традиции в конструкции, внешнем облике и деко­ративном убранстве сельского жилища. Большинство из них сформировались на основе избы-пятистенки, известной уже в X-XI веках. Пятая стена внутри четырехугольного сруба делила помещение на собственно избу и сени. Вплоть до XVII-XVIII веков городское жилище мало чем отличалось от сельского, в нем было лишь меньше хозяйственных построек и помещений для скота. Региональные традиции во многом определялись природно-климатическими условиями и нали­чием строительного материала.

В соответствии с региональным принципом можно выделить следующие типы русского жилища:

1. На Севере и Северо-Востоке дома были срубными, на вы­соком подклете, иногда двухэтажные, с кровлей «на сам­цах». Одно строение было замкнутым жилищно-хозяйственным комплексом: изба и двор под одной кры­шей. В подклете и крытом дворе хранились орудия труда и транспортные средства, находились помещения для ско­та и даже баня. Таким образом, зимой можно было не вы­ходить на улицу без особой нужды. Исследователи счи­тают, что в величественном облике огромных северных

домов отразились древние черты жилищ новгородцев, из­давна осваивавших северные территории.

2.    В центральных районах и Поволжье дома также были срубными, имели невысокий подклет, двухскатные или четырехскатные крыши «на самцах» или на стропилах, иногда земляной пол. Двор был крытый или полузакры­тый.

3.    На Западе (Псков, Витебск, Смоленск) основу конструк­ции избы составлял сруб. Из-за более мягких зим жилища часто делались без подклета с земляным полом или на низком подклете. Крыши «на самцах» или на стропилах крылись тесом или соломой

4.    В  южнорусских  районах  срубы   иногда  обмазывались глиной; здесь велось кирпичное или саманное строитель­ство (саман - род сырцового кирпича). Хозяйственные помещения были столбовыми или плетеными.  Полы -земляными или глиняными. Четырехскатная крыша кры­лась соломой.

5.    В районах расселения казачества дома имели свои харак­терные особенности. На Дону в построении жилища про­слеживается украинское влияние. Дома чаще возводились глинобитные  или  саманные,  реже  встречались  срубы. Подклеты домов были высокие, так как Дон весной раз­ливался. Для казачьих домов характерно наличие галереи, окружавшей по периметру весь дом, железная крыша. На открытом дворе обязательно сооружалась летняя печь или кухня.

6. Дома в бассейнах Кубани и Терека имели много общих черт с донскими и украинскими. Но здесь преобладали глинобитные или плетеные и обмазанные глиной по­стройки.

7. При освоении русскими обширных территорий Сибири сюда были принесены и основные приемы домострои­тельства, бытовавшие в Европейской части России. Про­изошла адаптация этих приемов к местным условиям. Ха-ракккцццтерной особенностью жилища Сибири являются

усадьбы-крепости. Дом и  хозяйственные постройки пред­ставляют собой единый комплекс, обнесенный мощным глухим забором. Практически ни одно окно не выходит на улицу, окна дома защищены ставнями на железных замках. В усадьбах, как правило, два двора - «чистый» и «хозяйственный».

Помимо региональных особенностей в основу класси­фикации может быть положено такое понятие как связь (оп­ределяет планировочную связь с крытым двором и другими постройками). Остановимся на основных типах такой связи:      

а) однорядная связь или «брус» (двор и сени примы­кают к задней стене дома и находятся под одной с ним дву­скатной крышей; в плане такая изба вытянута как брусок);

б) двухрядная связь или «кошель» (двор пристроен к дому сбоку под одной крышей с ним или под собственной Мускатной крышей; в плане как два отделения кошелька); ^      в) дома усложненной конфигурации, имеющие в плане Г-, Т- или П- образную (покоеобразную) форму.  

Типы внутренней планировки избы

Знание как экстерьера, так и интерьера избы имеет важное значение для художественно-образной  системы крестьянского жилища.      Пространство      избы делилось на несколько зон или «углов», составляющих опре­деленную иерархию. Выделялся прежде всего «красный» или «святой» угол - парадное помещение с полкой-«божницей». «Бабий угол» или «куть» - пространство около печи- традиционно воспринимался как женская половина из­бы. «Подпорожье» или «кут» — мужское пространство, где хозяин дома занимался разным хозяйственным ремеслом.



Существует несколько региональных типов внутренней планировки избы. В основу типологии положены такие критерии, как расположение печи, красного угла и направление устья печи.

1. Северно-среднерусский. Печь направо или налево от входа, устье к передней стене, красный угол по диагонали от печи.

2.  Южнорусский восточный. Печь в дальнем от входа углу, устьем ко входу, красный угол около входа.      

3.  Южнорусский западный. Печь в дальнем от входа углу, устьем к передней стене, красный угол у входа.

4. Западнорусский. Печь рядом со входом, но устье к боковой стене, красный угол по диагонали от печи.    

Как мы видим, при разных типах планировки сохраня­ется диагональ «печь — красный угол». Главным предметом немногочисленной мебели в избе был стол   Лавки, прохо­дившие вдоль стен по всему периметру избы и заканчиваю­щиеся «коником» у двери, считались не мебелью, а функцио­нальной деталью постройки.

Художественно- образная система  крестьянского жилища              

В народном      сознании      дом олицетворял   собой   окружающий          мир. Если мир воспринимался целостным,  то  и дом был  целостным ансамблем, если мир был логически обоснован, то и дом строился по этому образу. В его устройстве отражались космологические представления человека. Противопоставление «своего» (обжитого, челове­ческого) и «чужого» (враждебного, связанного с нечистой силой) выразилось в идее оберегающей силы дома. С другой стороны, человек ощущал себя не просто частью мира и при­роды, а центром (но не «царем»); и в жилище главным смы­словым и композиционным центром был именно человек (антропоцентризм). Более того, представления о доме как о близком, живом существе составили антропоморфный ас­пект его семантики. Эстетические принципы организации русского крестьянского жилища соответствовали эстетиче­ским представлениям народа.

Все эти идеи и представления нашли свое воплощу в художественных образах системы архитектурного декора. Таким образом, архитектурный декор выражал миропони­мание человека, выделял конструкцию сооружения и вы­полнял эстетическую функцию.

Крестьянская   изба   представляла   собой   целостную структуру, ансамбль, где каждый элемент и каждая вещь бы­ли органически связаны с целым и включены в общую иерар­хию. Эта иерархия отражалась как во внешнем, так и во внут­реннем пространстве избы, как в вертикальной, так и в гори­зонтальной ее структуре. Основа вертикальной структуры -троичность: крыша (а внутри - потолок) символизировала небо и связывала дом с небесами. В древнем жилище еще не было потолка, и два ската огромной высокой крыши пред­ставлялись небосклоном; кроме того, из слухового окна под крышей на фронтоне лился основной поток света. Естествен­но, что снаружи декор фронтона - верхней части дома - изо­билует солярной символикой. Образ коня, венчающего кры­шу, связан со светом, солнцем, с языческим богом Перуном, повелителем молнии и грома. Вдоль скатов крыши на фрон­тоне шли фигурные доски - причелины - прикрывающие торцы слег от гниения. Их несложный геометрический орна­мент символизировал воду, а точнее, запасы воды на небесах - «хляби небесные». По поднебесью катилось солнце, оно изображалось на так называемых полотенцах - резных дос­ках, свисающих с правого и левого ската крыши и под конь­ком. На нижних полотенцах вырезалось восходящее и закат­ное солнце, а под коньком - полуденное. Окно-светелка на фронтоне также оформлялось солярной символикой. Его кон­структивные детали - курицы - делались в виде силуэтов птиц (быстрота полета птицы связывалась с быстротой света) Потоки, которые поддерживались курицами, часто заверша­лись стилизованными головами змеев-драконов (этот образ одновременно связан со стихией воздуха (огненный змей) и воды и относится в языческой мифологии к чистым силам).

Средняя часть троичной структуры - жилое, человече­ское пространство. Если верх избы символизировал ее связь с

небом, то в образной структуре средней части — человече­ского пространства - главным было соотношение дома и его обитателей с окружающей средой, с миром природы. Особое развитие эта идея получила с распространением красных окон. «Свое» пространство внутри избы противопоставлялось внешнему, полному таинственных и недобрых сил. Окна и двери воспринимались как лазейки для этих сил и должны были быть надежно защищены декором охранно-магического свойства. Большей частью это относилось к окнам, а не к дверям, поскольку железный замок двери или железный то­пор под порогом, по народным представлениям, не могли ми­новать никакие злые силы. С другой стороны, окна связывали дом с окружающим миром, были источником света, который поэтически представлялся как связь с природой. Эти поэтиче­ские воззрения отразились в солярной символике наличников снаружи дома и в их уборе вышитыми полотенцами изнутри. Распространение конструкции крыши на стропилах вызвало появление нового функционально-декоративного элемента -лобовой доски (широкой горизонтальной доски, прикрываю­щей место стыка сруба и фронтона, зашитого вертикальными досками). Эта доска на фасаде как бы определяла границу земного и небесного мира. Она покрывалась глухой резьбой. Образы этой резьбы - зооморфные, растительные - выражали природу, окружающий человека мир. Образы лобовой доски взаимодействовали с солярной символикой наличников и как бы привлекали в дом свет, а значит благополучие, плодоро­дие, богатство. Сохранившиеся памятники Русского Севера явились образцом древнего жилища, в котором преобладали вертикальные ритмы и была воплощена идея взаимодействия с небом. Декор северных домов лаконичен и сосредоточен в верхней части постройки, в нем преобладает солярная симво­лика. Яркий пример другого, более позднего жилища, с пре­обладанием горизонтальных ритмов, нацеленных на взаимо­действие с окружающим миром, людьми - дома средней по­лосы и Поволжья. Декор домов Поволжья, с обилием глухой резьбы, представлял собой образцы воплощения древних мо­тивов народного искусства, стилистических приемов кора-

бельной резьбы и заимствований из классической каменной архитектуры.

В интерьере жилого пространства, как среднего яруса троичной структуры, архитектурного декора почти не было. Исключение составляли жилища Урала и Сибири, где в ин­терьере активно использовалась роспись. Роль декора в об­разном строе избы переходит к предметно-художественному ансамблю (убранству жилья тканями, предметам декоратив­но-прикладного искусства, предметам обстановки). Образы архитектурного декора повторяются в декоре предметов, что объединяет жилище в ансамбль. Основу ансамбля интерьера избы составляла горизонтальная иерархия пространства. Композиционным центром интерьера был красный угол («божий», «святой» угол). Здесь «обитал» Бог, собиралась вместе вся семья, происходили торжественные события (свадьба, похороны). Здесь помещался стол (стол в доме вос­принимался как престол в церкви). В противоположность красному углу, печь была древним языческим центром жи­лища, а запечное и подпечное пространство - обиталищем домового. В вертикальной структуре интерьера особое значе­ние придавалось полу и потолку, как границам с обиталищем злых духов (подпольем и чердаком). Важное смысловое зна­чение имела матица - поперечный брус, поддерживающий доски потолка, как основной конструктивный элемент дома. Она символически делила пространство избы: пройдя под ней, человек попадал как бы из прихожей в парадное поме­щение. Подполье в троичной структуре избы, по представле­ниям крестьян, — подземный мир, полный таинственных ду­хов и нечистой силы - не получил закрепления в образах ар­хитектурного декора, вероятно, из нежелания привлечь не­чистую силу в жилище.

Таким образом, художественно-образная система жи­лища не просто отражала представление крестьянина о ми­роустройстве, но и была способом образно-художественного освоения мира, так же, как народное ис­кусство в целом.

Хоромы. Исторические источники о хоромном зодчестве

Слово «хоромы» в древности означало жилой дом («хоромъ», «хоромина»), а позже - большой жилой дом богатого владельца. Следовательно, хоромы, как и изба, представляли собой тип жилища, деревянный или наполовину деревянный, в отличие от каменных палат.

Сведения о хоромах содержатся в археологических, письменных и графических источниках, фольклоре, древ­нерусской живописи. Археологические раскопки в Новго­роде, Киеве и некоторых других русских городах дают представление о планировке и конструкции древнерусских хором. В Новгороде были найдены сооружения сложной конфигурации, состоящие из пристроенных друг к другу клетей. Эти сооружения располагались внутри огромных по своей площади усадеб, окруженных со всех сторон часто­колом. Жилые и хозяйственные постройки усадьбы были соединены бревенчатыми дорожками. Археологи утвер­ждают, что хоромы могли иметь 2-3 этажа.

Среди письменных источников для нас особо инте­ресны летописи и записки иностранных путешественников, оставивших свои свидетельства об облике древнерусских городов, дворцах и хоромах, а также отечественные описа­ния хором XV-XVII веков.

Графические источники - в основном книжные ми­ниатюры - сохранили внешний облик хором, каменных па­лат и дворцов. По ним мы можем представить внешний об­лик этих сооружений, относящихся к XV-XVII векам.

Былины дают наиболее образное описание внешнего облика, внутренней структуры, декоративного убранства и функционирования помещений хором. Именно по ним мы можем частично воссоздать художественно-образную сис­тему этого вида сооружений. В былинах запечатлен образ хором XV-XVII веков, но специалисты, основываясь на ус-

тойчивости традиций деревянного зодчества, предполага­ют, что в них может содержаться описание и более древних построек.

По всем источникам, наиболее полное представление о хоромном зодчестве мы можем получить, рассмотрев хо­ромы Строгановых в Сольвычегодске и деревянный дворец в селе Коломенском под Москвой.

Хоромы могли иметь каменные нижние и деревянные верхние этажи (см. реконструкции псковских хором, сде­ланные Ю. П. Спегальским).

Планировка и назначение помещений хором     

 Основой   хоромного   сооружения был тот же сруб. Само строение        состояло       из многочисленных         клетей, соединенных переходами и сенями. От крестьянского дома древнерусские хоромы отличались лишь размерами, ус­ложненностью планировки и украшениями. Хоромы - это прежде всего городское жилище. Археологические данные и описания хором в былинах и других письменных источ­никах позволяют сделать реконструкции внешнего облика архитектурного ансамбля хором. В былинах постоянно упоминается, что хоромы стоят на «широком» дворе, кото­рый окружен частоколом — «тыном булатным». Существо­вал так называемый чистый и хозяйственный двор. Архео­логические раскопки подтверждают, что размеры усадеб были действительно значительными. Бревенчатые срубы хоромного комплекса стояли на высоком подклете и были надстроены вышками, чердаками, теремами (терем - летнее помещение в основном на женской половине). Крыши вы­шек и теремов могли быть шатровыми, двухскатными, боч­кой и даже кубом (как видно из рисунков дворца в Коло­менском). Доминантой ансамбля была «повалуша» - высо­кая бревенчатая башня в 3-4 этажа. Ансамбль дополняли такие функционально-декоративные элементы как

крыльца. Крыльцо могло быть «перенос» (с перилами). «Рундуки» - площадки под «всходами» (лестницами) -опирались на массивные резные столбы. Над парадным «красным» крыльцом возводились затейливые крыши и башенки

Окна в хоромах были как волоковые, так и «косящатые». Красные окна могли быть слюдяными или даже «сте­кольчатыми», стекла «хрустальными» или «аглицкими». Полы преимущественно делали дощатыми, но иногда они мостились дубовыми брусками в виде кирпича, раскрашен­ными в шахматном порядке черным и зеленым цветом. В былинах также упоминаются полы, выложенные металли­ческими плитками: «Пол — середа одного серебра».

Помещения хором делились на «покоевые», «непокоевые» (парадные) и служебные. К парадным относи;

-  «повалуша», являвшаяся парадным залом;

-  «гридня» («гридница») - помещение для пиров кня­зя с дружиной;




-  сени -которых в хоромах было много. Они могли быть передними и задними. Парадные сени выполняли ту же функцию, что ранее гридня. Здесь размещался и княже­ский престол;

-  «горница» — помещение на верхних этажах («гор­ний» - высокий), предназначавшееся для торжественных обедов, свадеб и т.п.;

-  «светлица» - комната с большими окнами во всех четырех стенах, встречавшаяся преимущественно на женской половине.

-  покоевые палаты - никогда не примыкали вплот­ную к парадным, они отделялись сенями и переходами. К покоевым относились.

-  спальная палата» («ложня», «постельные хоромы»);

- «моленная» («крестовая»);

- скотница» - помещение для хранения казны;

сенник» - летняя спальня, фигурировавшая, напри­мер, в свадебных обрядах.

В хоромах существовала особая «женская половина».

-  служебные помещения:

-  медуша» (в «Повести временных лет» упоминается «княжа медуша»);

- погреб;

-   В подклете также находились кладовые, амбары, «мыльни», «стряпущие» (кухни).

Художественно - образная система хором                        

Свое  происхождение  хоромы ведут от древнего жилища, от крестьянского                  дома. Следовательно,     в     главных составляющих - в идейно-образном содержании, семанти­ке, ансамблевости - образные системы двух типов соору­жений едины. Но в художественном решении хором были, несомненно, и свои особенности. Сегодня почти не оста­лось наглядных образцов, чтобы воссоздать эту художест­венно-образную систему. Вот почему особую ценность приобретают материалы фольклора, и в частности былин, дающие образно-поэтическое описание хором, воссоздаю­щие именно их образный строй. Дополнить картину могут некоторые археологические находки деталей архитектуры и мебели хором.

Во внешнем облике древних хором, например, новго­родских, архитектурный декор сосредотачивался, в основ­ном, на верхней части сооружения. В хоромах прослежива­ется древний тип народного жилища, направленного в вы­соту и ориентированного на взаимодействие с небом. В бы­линах терема часто величаются «златоверхими», «распис­ными». Фигурные крыши, башенки, дымники были распи­саны травным и зооморфным орнаментом. Дымники, кроме, того, украшались ажурной резьбой. Все это дополнялось резными причелинами. Волоковые окна ничем не выделя-

лись. О наличниках косящатых окон древних хором свиде­тельств не сохранилось, но на рисунках Коломенского дворца были изображены резные наличники.

Внутреннее убранство хором отличалось большой пышностью. «Наряд» хором был плотничьим и «шатерным» (из тканей и мехов). Хоромы, как и изба, строились как модель мира, центром которого был человек. Пожалуй, самым наглядным и ярким примером является былинное описание хором Пленко, когда к нему приехал князь Вла­димир:

«... в теремы ведет златоверхие.

И такому-то князь диву дивуется:

На небе солнце - и в тереме солнце,

На небе месяц - и в тереме месяц,

На небе звезды - и в тереме звезды,

На небе зори - и в тереме зори;

Все в тереме по небесному».(3)

Наряду с этим, в каждом помещении хором обяза­тельно выделялся смысловой центр - красный угол с ико­нами. В хоромах XVI- XVII веков кирпичные печи были облицованы изразцами (печи «муравленые»). В оформле­нии изразцов использовались зооморфные и раститель­ные мотивы. Можно предположить, что те же мотивы присутствовали и в росписи стен. Есть сведения, что стены и потолок обшивались дубовыми панелями филеночной конструкции, а квадраты филенок покрывались росписью или резьбой. Стены могли также обтягиваться сукном или мехами. В одной из былин в гридне у Чурилы «потолки по­крыты черными соболями», а стены - «седым бобром».

Выделение окон как источника света, как связи с ми­ром, в хоромах прослеживается столь же четко, как и в кре­стьянском жилище. Однако в хоромах окна в интерьере ак-

центируются не менее значительно, чем в экстерьере. В былинах упоминаются и «белодубовые» оконницы, и се­ребряные наличники, и оконницы, обшитые мехом и сук­ном, с точеными золочеными столбиками по бокам.

Дополняла ансамбль интерьера хором деревянная ме­бель, которая была богаче по декору и разнообразнее по назначению, чем в крестьянском жилище. Еще в древности специфичными для хором предметами мебели были скамьи с резными спинками, кресла. Как и в избе, в любом поме­щении хором неизменно присутствовали и лавки (распис­ные или «исподернутые» узорчатыми тканями).

Обобщая вышесказанное, можно выделить следую­щие особенности художественно-образной системы хором:

а)  тесное родство с художественно-образной систе­мой древнего крестьянского жилища;

б)   стремление создать в художественном ансамбле интерьера образно-поэтическую модель реального видимо­го мира (солнце, звезды, месяц, растения, животные);

в)  образно-семантические функции «углов» избы пе­реходят в хоромах к

отдельным помещениям, в то же время в каждом по­мещении остается свой красный угол с иконами.

Хозяйственные постройки

К хозяйственным постройкам относились: овин, рига, гумно, амбар, мельница, баня. На хозяйственном дворе или рядом с полем строи­лись овины - срубные сооружения с печью для сушки сно­пов. Они не имели двери, а только лаз для подачи снопов внутрь. Во второй половине XIX века повсеместно овины вытесняются более совершенными постройками — рига­ми. Овин был известен с глубокой древности и имел куль­товое значение в язычестве.

Для обмолота зерна строилось гумно, представляв­шее собой длинную вытянутую постройку с проемами или

воротами для проезда. Она часто соединялась с овином или ригой.

Хранилось зерно и другие припасы в амбарах. Ряды амбаров, выстроенные за околицей или вдоль реки, состав­ляли неотъемлемую часть архитектурного ансамбля села. Амбары строились зажиточными людьми, и их архитектуре придавалось большое значение. Эти небольшие срубы мог­ли быть двухэтажными, иногда на сваях, крыша могла быть украшена причелинами.

С архитектурно- художественной точки зрения са­мыми яркими хозяйственными сооружениями были ветря­ные мельницы. Они были широко распространены еще в Древней Руси. По конструкции мельницы делились на столбовые и шатровые. Столбовые более характерны для Севера Европейской части. В основании некоторых север­ных мельниц - четырехстенная клеть, собранная «в режь». В ней находится толстый осевой столб, на котором разме­щается мельничный амбар. По ветру поворачивался весь амбар. В средней полосе, на юге и на западе Европейской части были распространены шатровые мельницы - величе­ственные восьмигранные сооружения с очень пологой шат­ровой крышей. При работе таких мельниц поворачивалась только верхняя часть с крышей. Особое распространение они получили в конце XIX века.

Крепости

В Древней Руси городом называлось поселение, окруженное тыном (стеной). Го­рода-крепости строились на Руси уже в IX веке. Вплоть до конца XV - начала XVI века крепости были преимущест­венно деревянными. На стратегических рубежах возводи­лись также «стоялые остроги», в которых постоянно никто не жил, но в военное время туда посылались гарнизоны. На подступах к городу, на высотах, ставили отдельные башни - «вежи» (от слова «ведать»). Деревянные крепости возво­дились не только вокруг городов, но и вокруг монастырей, с расчетом на военную оборону.

О древнерусских крепостях мы можем судить по ри­сункам художников-иностранцев XVII века (Олеария, Мейерберга, Герберштейна), по археологическим раскопкам и по некоторым сооружениям XVII века, сохранившимся в Сибири (Якутский острог, Климский острог, Вельский ост­рог, Братский острог).

Основным архитектурным элементом деревянных крепостей были рубленые башни, квадратные, шести- или восьмиугольные в плане, с шатровым покрытием. Образ шатровой башни, исполненный в народном сознании глу­бокого патриотического смысла, был привнесен народными мастерами в культовое зодчество, сначала деревянное, а потом и каменное.

Культовые постройки

Истоки деревянного культового зодчества

Истоками  деревянного культового   зодчества   в   России являлись:

а) византийские традиции храмового строительства;

б)  архитектурно-строительные приемы, сложившиеся при возведении крестьянского жилища, крепостей и хором;

в) отголоски языческих культовых сооружений;

г)  традиционные представления и ценностные ориен­тиры народа, уходящие корнями в дохристианские времена.

Классификация  культовых построек     

Постройки культового назначения различают        по        назначению (часовни, церкви, отдельно стоящие колокольни), по общему объемному решению (клетские, ярусные), по покрытиям (шат­ровые, многоглавые, кубоватые), по форме алтарной части.



В основе конструкции культовых построек лежит че­тырехугольный («четверик»), восьмиугольный («восьме­рик») или реже шестиугольный («шестерик») сруб. К сте­нам основного сруба часто делались дополнительные при­стройки - «прирубы», (см. схему 3) Алтарь помещался в

алтарном прирубе. Срубы могли ставиться один на другой и образовывать конструкции, «восьмерик на четверике», «восьмерик на восьмерике», и т.п.

Схема 3. Основные конструкции срубов культовых построек.

 

Рассмотрим типы культовых построек:

1.  Часовни. Часовня отличалась от церкви отсутст­вием алтаря, в ней не могла совершаться литургия. Часовни были особенно распространены на Севере, где служили с древних  времен  храмами.  Виды  часовен:  часовня-амбар (маленький срубик на столбе, предназначавшийся исклю­чительно для  хранения  культовых  предметов),  часовня-навес (сооружалась над предметами религиозного поклоне­ния), часовня-храм (представляла собой сруб с двухскатной крышей, с главкой, а иногда и с небольшой звонницей на крыше или даже с приставленной колоколенкой), часовня-гробница (заупокойный храм).

2. Церкви.

а) Клетские церкви. Они были распространены по­всеместно, представляли собой сруб (клеть) с двухскатной крышей и с одной главкой на ней. Иногда к церкви при­страивалась колокольня. Если в Карелии, например, крыши таких церквей были невысокими, то в Костромской, Воло­годской, Владимирской губерниях крыши были высокими, заостренными, клиновидными. Характерно сочетание таких крыш и широких галерей-гульбищ, окружавших церковь.

б) Ярусные церкви. Были наиболее распространены в средней полосе России.  Конструкция ярусной  церкви представляла собой как бы пирамидку из нескольких сру­бов, поставленных друг на друга. Чаще всего встречался следующий вариант: на «четверик» ставились два яруса восьмериков.

в)  Шатровые церкви. Их отличает конструктивное покрытие - шатер, представлявший собой идеальную связь конструкции   и   формы,   по   архитектурно-строительным приемам наиболее органичную для деревянного зодчества. Шатровые церкви были особенно распространены на Севе­ре, Для Заонежья наиболее характерен тип храма: «восьме­рик на четверике с повалами» (бревенчатыми карнизами вверху срубов). Для Архангельской, Новгородской, Воло­годской губерний - «восьмерик до основания» (т.е. до зем­ли) и шатер над крестообразной в плане постройкой. В Ме­зенском и Пинежском краю была распространена очень красивая конструкция - «шатер на крещатых бочках» (дву­скатные крыши «бочкой» образовывали крест). На Северо-Западе   Архангельской   области   и   Восточной   Карелии строили многошатровые храмы - с несколькими шатровы­ми главами (3-5 шатров). По одной из версий, многошатро­вым был деревянный Софийский собор в Новгороде X века, имевший 13 глав.

г) Многоглавые церкви. Эти церкви имели 5, 9 и более главок. Многоглавие могло сооружаться на одном объеме, т.е. венчать крышу одного сруба. Примером может служить Покровская церковь в Кижах (1764г.), где девять глав венчают крышу «восьмерика». Но многоглавие могло создаваться и на основе ярусной конструкции. Пример -знаменитый Преображенский собор в Кижах (1714 г.), в основе конструкции которого четыре яруса «восьмериков».

д) Кубоватые церкви. Основное здание церкви имело покрытие «кубом». Форма куба была более всего приближена к куполу. Считается, что к этой форме народ­ные мастера прибегли после запрещения строительства шатровых церквей во времена церковных реформ XVII ве-

ка. Но подобный тип покрытия не прижился, и после XVIII века более не встречался.

е) Колокольни. Иногда колокольни ставились от­дельно, недалеко от церкви. Они имели конструкцию «восьмерик до основания» или «восьмерик на четверике» и шатровое покрытие. Распространился такой кип колоколен в XVI веке.

К церквям иногда пристраивались трапезные - по­мещения для праздничной трапезы после службы. Церкви с трапезными - сочетание чисто русское. Бывали и отдельно стоящие трапезные.

Художественно-образная система храма

Характеризуя художественно-образную систему деревянного храма необходимо отметить, что и народные мастера, и прихожане мыслили едиными ансамблевыми категориями, отражав­шими их мировоззрение. Поэтому ансамбль храма и дома роднит глубинная мечта о светлом идеальном мире. В де­ревянных храмах, с одной стороны, учитывалась «земная» иерархия прихожан, запечатленная в их жилище. С другой стороны, — «небесная» иерархия (т.е. дом как храм и храм как дом Божий). Стремление возвысить Божий дом над земным, приукрасить его, вело к освоению новых архитек­турных приемов, форм, как заложенных в народном жили­ще, так и почерпнутых из каменного зодчества.

Отметим полисемантичность образа храма в целом. Это и образ мира с его троичной структурой, это и небо на земле. Это и тело Христово, это и дом Божий. Устройство православного храма восходит через византийское зодчест­во к ветхозаветной традиции. Храм обязательно имел ал­тарь, среднюю часть и притвор и был ориентирован алта­рем на восток. Крестово-купольная система храма отражала в плане крест. Часто храм был похож в плане на продолго­ватый корабль, что символизировало Ноев ковчег, ведущий

в Царство Небесное. Центричная система в виде круга (в деревянном    зодчестве    «восьмерика»)    символизировала вечность  церкви   Христовой.   Центричная   и   крестовоку-польная система получила особое развитие в Древней Руси, т.к. центричность пронизывала древнерусский ансамбль на всех уровнях (постройка, поселение, город). В деревянной церкви все объемы по горизонтали усиливаются к центру, а по вертикали убывающими массами равномерно стремятся вверх и сливаются в кресте. Внутренний объем многих де­ревянных церквей был намного меньше внешнего объема (особенно шатровых, ярусных), и это не позволяло достиг­нуть того ощущения высоты неба-купола, как в каменных церквях. Вместе с тем, в них отсутствовала и важнейшая образная функция купола как источника «небесного света». Тем не менее, внутри деревянного храма свод деревянного купола — «небо» — оставался центром композиции. От образа Пантократора в середине как лучи расходятся брев­на каркаса, а между ними помещены фигуры ангелов и се­рафимов, устремленные к центру (Покровская церковь близ Вытегры Вологодской области). Таким образом, находясь вне храма, человек постигал его центрическую космологи­ческую структуру мысленно, а пребывая внутри, чувство­вал себя в центре мира.

Столь популярный в деревянном зодчестве «восьме­рик» сам по себе символизировал церковь (восьмиугольник - звезда), которая сияет подобно путеводной звезде.

Большое значение в художественно-образной систе­ме храма имели главы. Две главы символизировали две природы Христа, три - Святую Троицу, пять - Иисуса Хри­ста и четырех Евангелистов, семь - семь Вселенских Собо­ров, девять - девять чинов ангельских, тринадцать - Иисуса Христа и двенадцать Апостолов.

Художественно-образное решение интерьера храма со­ставляли иконы, иногда росписи свода, церковная утварь. Резьба украшала, в основном, иконостас. Можно отметить также резные столбы трапезных, в которых присутствовала солярная символика. Внешний декор был очень сдержан.

Основным декоративным элементом были причелины. Глав­ную образную нагрузку несли конструкция и объем.

Понятие народности русского деревянного зодчества свя­зано прежде всего с объективным отражением в его памятниках философии всей нации. Цельность архитектурного образа, един­ство конструктивно-технической, утилитарно-практической и архитектурно-художественной стороны составляют своеобразие всего русского деревянного зодчества.

План искусствоведческого анализа памятников русского деревянного зодчества должен включать следующие пункты:

1 .   Как вписан памятник в ландшафт, как связан с окружаю­щей средой.

2.    Его назначение.

3.    Конструктивные особенности памятника и их связь со свойствами материала.

4.    Объемно-пространственное решение.

5.    Декоративное убранство.

6.    Художественный образ (как единство формы, конструк­ции, функции, декора, среды) и идеи, воплощенные в нем.

Литература

Байбурин А. К. Жилище в обрядах и представлениях вос­точных славян. — Л., 1984.

Бломквист Е. Э., Ганцкая О. А. Типы русских крестьян­ских жилищ //Русские. Историко-этнографический атлас. М., 1967.-С. 131-165.

Жилища древнего Новгорода.  Свод археологических  источников (Под ред А. В. Арциховского и Б. А. Колчина).-М., 1963.

Званцев М. П. Нижегородская резьба.- М., 1969.

Лисенко Л. М. Русское деревянное зодчество// Дерево в архитектуре и скульптуре славян,- М., 1987. - С. 99-126.

Народное зодчество. Сб. науч. Трудов под ред. В. П. Ор-№1финского. — Петрозаводск, 1992.

Некрасова М. А. Ансамбль как образная система// Искусство ансамбля.- М., 1988. - С. 43-96.

Ополовников А. В. Русское деревянное зодчество: Памят­ники шатрового типа. Памятники клетского типа и малые архитектурные формы. Памятники ярусного, кубоватого и многоглавого типа.- М., 1986.

Ополовников А. В. Сокровища русского Севера. М., 1989.

Раппопорт П. А. Древнерусское жилище.- Л., 1975. 

Русская изба: Популярная энциклопедия. М., 1999. 

Русское народное искусство Севера: Сб. статей. Л.,1968

Смолицкий В. Г. Русь избяная.- М., 1993.          

Спегальский Ю   П. Жилище Северо-Западной Руси XIII веков.-Л., 1972.

Станюкевич Т. В. Внутренняя планировка, отделка и меблировка русского крестьянского жилища // Русские. Историко-этнографический атлас.- М., 1970. - С. 52-88.            

Ушаков Ю. Ансамбль в народном зодчестве русского Севера.-Л., 1982.

Чижикова Л. Н. Архитектурные украшения русского на­родного жилища // Русские. Историко-этнографическщ атлас.-М., 1970. - С. 7-62.