инфекционного заболевания (гриппа птиц)……………………………………
создание документов онлайн
Документы и бланки онлайн

Обследовать

Администрация
Механический Электроника
биологии
география
дом в саду
история
литература
маркетинг
математике
медицина еда Питание косметика рецепты
музыка
образование
психология
разное
художественная культура
экономика




















































инфекционного заболевания (гриппа птиц)……………………………………

медицина


Отправить его в другом документе Tab для Yahoo книги - конечно, эссе, очерк Hits: 1488


дтхзйе дплхнеофщ

Методики оздоровления организма и восстановление энергоструктуры человека
КАРТА ПЕРВИЧНОГО ИММУННОГО СТАТУСА ЧЕЛОВЕКА
Вывихи
ЛАПЧАТКИ корневище
Сочетания и последовательность развития синдромов
Операции при ущемленных грыжах брюшной стенки
Онкогены, опухолевые супрессоры и нарушения морфогенетических реакций клетки
Беременность — отеки
АНГИОГРАФИЯ
РЕЗЕЩИЯ ЖЕЛУДКА, МЕТОД БИЛЛРОТА
 

и ВВЕДЕНИЕ

АКТУАЛЬНОСТЬ ДАННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. Последние несколько лет показали нам, что человечеству необходимо в мельчайших деталях исследовать пути миграции всех птиц. Особый акцент следует поставить на перелетных. В недавнее время птицы стали переносчиками паразитов и инфекционных заболеваний (в частности вируса гриппа птиц (Н5N1)). И, как следcтвие,  стали представлять прямую угрозу для здоровья и жизни человека (Приложение 1). Роль птиц в природных очагах разнообразна. Они являются резервуаром возбудителя инфекции в природе, сохраняя ее в острой, хронической и латентных формах. Население птиц земного шара находиться в непрерывном движении. Миграции птиц более значительны и носят более общий характер, чем миграции рыб, насекомых, китообразных и др.  Миграции при всем их многообразии служат одной цели – благодаря им птицы перемещаются в экологически благоприятные условия (Ильичев, 1982, И.Т. Федякина, 2004).

Птицы совершают упорядоченные перемещения. Миллионы мигрирующих птиц можно сравнить с гигантским насосом, дважды в год перекачивающим адаптированных к ним возбудителей с континента на континент (Львов, 1974г.).  Существенная часть жизни птиц проходит в подготовке к миграции, миграционным перемещениям и выходе из миграционного состояния. Все это время птицы пребывают в тесном контакте с возбудителем и переносчиком той или иной инфекции.  Птицы вступают в экологический контакт с представителями различных групп возбудителей заболеваний человека и сельскохозяйственных животных. Эти  возбудители вызывают различные по своей экологии и клинической картине заболевания человека и сельскохозяйственных животных, включая энцефалиты, лихорадки, бруцеллез, паратиф, токсоплазмоз и другие. Список возбудителей и вызываемых ими заболеваний непрерывно пополняется по мере накопления наших знаний и развития контактов человека с природой (Ильичев, 1974; Савченко,2005).



Для вирусных инфекций, экологически связанных с птицами, характерна природная очаговость. Вирусы длительное время циркулируют в природе, передаваясь от птицы к птице с помощью комаров и клещей или воздушно-капельным и алиментарным путем. Большие возможности для хранения и передачи вирусной инфекции открывают окультуренные и урбанизированные птицы: голуби, воробьи, скворцы, галки, вороны, деревенские ласточки и другие синантропные птицы. Гнездящиеся в городе, они периодически посещают свалки, где также бывают дикие инфицированные птицы. Так обеспечивается передача и занос вирусных инфекций из природы в город. Сизоворонки, каменки, гнездящиеся в норах, контактируют с зараженными клещами, получают от них инфекцию и переносят их в город (Шилов, 1982; Савченко, 2003).

НАУЧНАЯ НОВИЗНА. В 2006 году на базе Красноярского Государственного Университета (ныне Сибирский Федеральный Университет, институт естественных и гуманитарных наук) создан «Центр орнитологического мониторинга». Целью создания явилась необходимость изучения путей миграции перелетных и синантропных птиц в Красноярском крае и, как следствие, возможного выявления инфицированности их гриппом, оценки орнитологической обстановки и осуществления комплекса мер, направленных на снижение ущерба и потерь от вероятного заноса и распространения гриппа птиц. Полученные данные позволят детально изучить пути миграции, видовой состав птиц, что в конечном итоге позволит контролировать и исключать возможные пути заноса острых инфекционных болезней птиц.


                                                                                                           

Рис.1Эпидемически важные особенности экологии птиц

ЦЕЛЬ И ЧАСТНЫЕ ЗАДАЧИ

1. Проанализировать ситуацию в мире по птичьему гриппу H5N1 за 2006-2008 года.

2. Выделить группы видов птиц – основных переносчиков вирусной инфекции

3. Проанализировать инфицированность вирусом H5N1 наиболее массовых и потенциально опасных видов птиц в Красноярском крае.

4. Изучить пути миграций птиц, что позволит прогнозировать занос птичьего гриппа в наш регион.
ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. История изучения вируса гриппа А

Осваивая новые малообжитые территории человек, затрагивает существующие в природе очаги инфекций, и становиться их звеном, их частью. Активными участниками этих очагов в большинстве случаев являются птицы. Осуществляется переселение больших контингентов неиммунного населения в зону активной циркуляции возбудителя. Важное эпидемиологическое значение имеет развитие массового туризма. Люди выезжают в места, не контролируемые эпидемиологами, а затем непременно возвращаются в город. Это приводит к непредвиденным врачами последствиям (Ильичев, 1982; Ибрагимов, 2006).

Особую тревогу эпидемиологов и врачей вызывает распространение гриппозных инфекций. Многие вирусы попадают на территорию нашей страны с перелетными птицами, которые транспортируют их из южноазиатских и африканских очагов (Приложение 2). Миграционные потоки во многих местах сходятся, так они связались с Юго-Восточной Азией, где был зафиксирован первоначальный очаг возбудителя птичьего гриппа. Из-за отсутствия барьеров для птиц, их роль в переносе арбовирусных инфекций является ведущей. На зимовках и в местах массового гнездования птиц из-за жаркого влажного климата  и тесной скученности, для распространения вируса и существования стойких очагов созданы идеальные условия. Этому также способствуют: растянутые сроки размножения птиц, наличие птенцов, молодых ослабленных и больных птиц. Перекрестки миграционных путей: побережье Охотского моря, Командорские и Курильские острова, Сахалин, Западный и Восточный Каспий. От грачей, чаек и других перелетных птиц выделены штаммы вируса, идентичные штаммам человеческого гриппа А. (Шилов, 1982) Птицы в эволюционном плане являются одними из древних резервуаров вирусов. Изучение внечеловеческих путей циркуляции вирусов имеет существенное значение для раскрытия механизма развития эпидемического процесса и его моделирования. Отыскание экологических ниш, в которых сохраняются популяции возбудителей в межэпидемиологическом периоде, и мониторинг международной эпизоотической ситуации по гриппу птиц необходимы для прогнозирования эпидемиологических ситуаций (Ильичев, 1982; Гребенников, 2005).

Грипп является одной из наиболее распространенных вирусных инфекций человека  на Земле. Вирусы гриппа разделяют на 3 основные группы - А, В и С. Наиболее опасен для человека вирус гриппа А (ВГА). Существует множество  разновидностей ВГА, которые отличаются друг от друга по структуре основных  антигенов - гемагглютинина (Н1-Н16) и 9 типов нейраминидазы (N1-N9).  Среди людей в настоящее время циркулируют только 3 субтипа ВГА -Н1N1,H2N2 и H3N2. Остальные субтипы инфицируют свих естественных хозяев - диких птиц.  Наибольшая опасность возникает тогда, когда в человеческую популяцию от  птиц переходит новый субтип вируса (т.н. пандемичный субтип). В этом случае  возникает пандемия - массовые заболевания людей по всему миру в тяжелой форме с множественными смертельными исходами. Таким образом, дикие птицы  являются основными хозяевами ВГА и источником наиболее опасных для человека  форм этих вирусов. В настоящее время есть три варианта вирусов, которые рассматриваются  как возможные предшественники пандемичного вируса - ВГА Н5, Н7 и Н9.  Наиболее опасны вирусы субтипа Н5N1, заражение которыми в 50% случаев приводит к смерти заболевших людей (см. Приложение 2).  Для прогнозирования ситуации по гриппу,  своевременного обнаружения опасных для человека форм вируса гриппа А,  необходимо знать, какие вирусы инфицируют птиц в данный момент времени ( Чапоргина.1997). 

Вирусная природа классической чумы птиц была доказана Чентанни и Савонуцци в 1901 году, в 1956 году Шеффер и Уотерсон установили принадлежность этого вируса к гриппу типа А, а в 1958 году вирус гриппа выделили от уток и описали Уолкер и Банистеф. Постоянные исследования по экологии вирусов гриппа А были инициированы ВОЗ после пандемии гриппа 1968 г. (Аристова, 2004). В рамках сотрудничества с ВОЗ мониторингом циркуляции вируса гриппа на территории России занимался институт вирусологии им. Д.И. Ивановского РАМН в течении 30 лет (Ямникова, 2005) .

Рис.2 Распределение долей видов диких птиц с подтвержденным наличием вируса гриппа птиц (H5N1) по экологическим группам (общемировая статистика)

Грипп птиц – контагиозная болезнь, варьирующая от летальной чумоподобной до респираторной бессимптомной скрытой форм. Это зависит от вирулентности и тропности вируса, а также от возраста, вида, резистентности организма и сопутствующей инфекции (Ибрагимов, 2006). Возбудитель гриппа - РНК-содержащий вирус. Известно три серологических варианта вирусов гриппа -А, В, С. Наиболее характерной особенностью вируса гриппа является уникальная изменчивость его поверхностных антигенов - гемагглютинина (15 субтипов от Н1 до Н15) и нейраминидазы (N1-N9). Установлено, что причиной повторных заболеваний и эпидемий является указанная изменчивость вируса, а также возникновение реассортантов между высокопатогенными вирусами птиц  (ВПВГ) и эпидемическими ВГ животных. В естественных условиях она присуща вирусу гриппа типа А и происходит с определённой последовательностью (Справочник..., 1987). Фрагментарное строение вирусного генома определяет его экологическую пластичность, возможность расширения круга хозяев вируса и освоения различных экосистем. Итогом изменчивости является появление новых вариантов, способных преодолеть иммунный барьер. Одна рекомбинация в точке, совпадающей с гемагглютинином, ответственным за выработку иммунитета, ведет к неспособности организма нейтрализовать рекомбинантный вирус и обуславливает появление высоковирулентного штамма. Возбудители болезни H5N1 и H7N7 усилили патогенность и изменили тропизм к тканям различных видов млекопитающих (Аристова, 2004; Лагуткин, 2005).

Передается высокопатогенный грипп птиц как аэрогенно (воздушно-капельным путем), так и алиментарно (через мясо больной птицы, водно-фекальным путем). От заражения до первых признаков заболевания может пройти около недели, так как длительность инкубационного периода составляет обычно 2-3 дня с колебаниями от 1 до 7 дней. Обычно заболевание гриппом птиц начинается остро с озноба, повышения температуры до 38°С и выше, мышечных и головных болей, болей в горле. Возможен водянистый жидкий стул, многократная рвота. Состояние быстро ухудшается. Через 2-3 дня появляется влажный кашель, часто с примесью крови, одышка. Выслушивается жесткое дыхание и хрипы. Затем может возникнуть затруднение дыхания, вызванное отеком легких. Кроме того, отмечают поражение печени, что выявляется по повышению активности трансаминаз. Поражаются почки; у трети больных развивается почечная недостаточность. Возможен отек мозга, острый панэнцефалит, токсический шок, коллапс. При этом отмечается значительная летальность - более 50% (Клиника..., 2006).

Клинические признаки заболевания гриппом у птиц заключаются в отсутствие реакции на окружающую обстановку, движение по кругу, отказ от корма и воды. У больной птицы наблюдают отек, геморрагии, цианоз неоперенных кожных покровов. В ряде случаев отмечают диарею (фекалии желто-зеленого цвета), хрипы и выделения  из носовой и ротовой полости (Ибрагимов, 2006).

Одной из особенностей гриппа птиц является невозможность использования средств    специфической профилактики для предупреждения его распространения. Практика борьбы с заболеванием показала отсутствие успеха иммунопрофилактики, обусловленное биологическими особенностями вируса и его способностью к рекомбинациям. Поэтому основным способом борьбы является проведение общих санитарных мероприятий (Брылин, 2005). Прошлые пандемии гриппа показали, что вакцины никогда не были доступны в нужное время в достаточном количестве. Создание пандемической вакцины заранее проблематично, так как для ее производства требуется не меньше 6 месяцев. В связи с этим большую роль играет применение общедоступных коммерческих антивирусных средств. Результаты исследований свидетельствуют о чувствительности HPAI/H5N1 к ремантадину, амантадину, арбидолу, рибавирину (виразолу) и позволяют рекомендовать их для лечебно-профилактического применения (Gani, 2005; Щелканов, 2006). 

Грипп - одна из наиболее распространённых болезней, периодически приобретающих пандемическое распространение. В периоды между пандемиями наблюдаются почти ежегодные эпидемические вспышки, а в межэпидемическое время встречаются отдельные спорадические случаи (Справочник..., 1987). Возникновение пандемии связано с крупными изменениями в строении вируса – антигенным шифтом (полной заменой одного подтипа гемагглютинина, реже нейраминидазы, на другой) – свойственны только типу А. В периоды между пандемиями незначительно изменённые варианты вируса гриппа (антигенный дрейф) являются причиной эпидемических вспышек с периодичностью 3-5 лет (Долин, 2002). Продолжительность циркуляции всех новых серотипов вируса А 10 - 11 лет. В течение этого периода времени у каждого серотипа появляется до 3-4 антигенных вариантов (Воловская, 1989). Вирус типа В вызывает эпидемию через 4-6 лет, вирус С - спорадические случаи и очень редко небольшие эпидемические вспышки (Справочник..., 1987).

В двадцатом веке наблюдались три пандемии и одна глобальная эпидемия, близкая к пандемии в 1977 году. Интервалы между пандемиями гриппа длятся от 10 до 42 лет, со времени последней прошло уже 37 лет. Возбудители всемирных эпидемий распространялись по земному шару в течение, примерно, одного года после того, как были обнаружены (Долин, 2002; Власов, 2006). Первая в ХХ веке пандемия гриппа, известная под названием «испанка», зафиксирована в 1918-1919 гг. Она принесла огромные экономические и людские потери (погибло от 20 до 50 млн. человек, по оценкам экспертов, летальность 2-3%). Результаты ретроспективного исследования свидетельствуют о том, что вирус, вызвавший «испанку», не мог быть получен людьми непосредственно из популяции птиц. Из полученных данных сделан вывод о существовании промежуточного хозяина вируса, предположительно, эту роль играли свиньи. Вызван испанский грипп был вариантом H1N1, «шлейф» от которого в виде более мягких и менее вирулентных форм сохранялся вплоть до 1957 г., когда ему на смену пришел новый мутировавший подтип H2N2, унесший более двух миллионов жизней. Новым витком в череде пандемий ХХ века стал Гонконгский грипп (1968-1969 гг), вызванный вирусом H3N2, «наследники которого встречаются и сегодня, хотя им в 1997 году уже пришел на смену нынешний H5N1 (Rogers, 1983; Львов, 1986; Webster, 1998; Ямникова, 2005; Власов, 2006; Лалаянц, 2006).

Вирусы гриппа водоплавающих птиц могут преодолевать межвидовой барьер и передаваться другим видам птиц и некоторым видам млекопитающих. Чаще всего такой межвидовой перенос приводит к транзиторной инфекции, которая может сопровождаться гибелью нового хозяина (неустойчивы к вирусу: сем. Muridae, cем. Felis и др.). Значительно реже межвидовой перенос приводит к образованию постоянных, самостоятельных эволюционных линий вирусов гриппа А. Такие эволюционные линии образовывались у человека, рябчиков, лошадей, норок, китов, тюленей, верблюдов, косуль, белок  и особенно у свиней. Факторы, определяющие высокую патогенность вирусов гриппа птиц для млекопитающих остаются во многом неясными (Geraci, 1982; Lvov, 1987; Guo, 1992; Hinshow, 1998; Hatta, 2001; Каверин, 2003; Львов, 2004; Stepherson, 2004).

Интродукция генов эпидемических штаммов в природный биоценозы была впервые доказана изоляцией от кур вируса гриппа А/Н5N2. Трансмиссия вирусов от диких птиц к домашним происходит регулярно, что приводит к вспышкам гриппа в популяциях домашних птиц. Вирусы гриппа индюков и кур включаются в циркуляцию значительно быстрее, чем вирусы диких птиц водного комплекса, обеспечивая адаптацию вирусов после их передачи домашним птицам. При этом вирулентность вируса направлена в сторону увеличения. В результате обширных и тяжелых эпизоотий гриппа А птиц во всем мире с 2004 по 2006 гг. погибло и уничтожено около 150-200 миллионов особей домашних птиц (Владимирцева, 1981; Eckroade, 1984; Липатов, 2005).

1.2 Источники и пути переноса инфекции (роль диких птиц в распространении вируса гриппа)

Птицы лишь частично, в определенные сезоны и на строго определенных территориях соприкасаются с возбудителями, переносчиками и другими звеньями природных очагов. Медико-эпидемиологические ситуации не представляют существенной угрозы их существованию как ячейке жизни на планете. Для птиц эти ситуации – лишь одно из проявлений многочисленных биоценотических связей. По отношению к птицам природа медико-эпидемиологических ситуаций носит двойственный характер. С одной стороны, эти ситуации порождены прямыми или опосредованными связями птиц с человеком и, следовательно, носят антропогенный характер, с другой стороны, они являются частью естественных процессов, протекающих в биосфере и существующих давно и независимо от человека в дикой природе. Это порождает необходимость рассматривать медико – эпидемиологические ситуации также с позиций образа жизни и биологии птиц (Львов, Ильичев, 1979).

К настоящему времени известно 75 арбовирусных инфекций человека и животных. Для некоторых арбовирусных инфекций, в том числе для гриппа птиц характерны эпидемические вспышки с числом заболеваний в сотни - тысячи случаев. Птицы являются важным звеном в цепи циркуляции арбовирусов. Наибольшее значение имеют массовые виды (Ямникова, 2005). Роль птиц может быть сведена к следующим трем основным функциям. Во-первых, птицы резервируют возбудителя в природных условиях, сохраняя инфекцию в организме в виде персистирующей инфекции или в острой форме. Во-вторых, птицы переносят возбудителя во время миграции. В -третьих, птицы прокармливают и переносят эктопаразитов, являющихся в свою очередь резервуаром возбудителя в природе. Следовательно, функции птиц в эпидемиологическом процессе связаны с поддержанием и распространением природно-очаговых инфекции, т.е. достаточно весомы, чтобы придавать им серьезное медицинское значение (Львов, Ильичев, 1979).

Большинство вирусов, экологически связанных с птицами, имеют трансконтинентальное распространение. В условиях субтропического и умеренного климатических поясов птицы, возможно, играют решающую роль в образовании природных очагов ряда вирусных инфекций. Во время сезонных миграций птицы разносят инфекции и, следовательно, являются причиной регулярного формирования природных очагов на территориях, где круглогодичная циркуляция вирусов затруднительна. Однако постоянные трансконтинентальные заносы птицами вирусов возможны только в случаях хронической инфекции, так как ограниченный по времени период вирусемии (острой фазы инфекции) недостаточен для транспортировки вируса на большие расстояния (Львов, 1974; Савченко, 2005).

Эколого-географические критерии, относящиеся к птицам:

1. Большие скопления в период гнездования (высокая плотность неиммунных птенцов способствует развитию эпизоотии с респираторным путем заражения);

2. Концентрация в Юго-Восточной Азии зимующих птиц, область гнездования которых располагается в нашем регионе, а также концентрация на местах скопления в миграционный период;

3.          Существование густонаселенных областей с высокой плотностью популяций человека и домашних животных на путях миграций и в местах зимовок (Ильичев, 1982).

Все эти обстоятельства подтверждают возможность циркуляции вирусов гриппа среди диких биоценозов; распространения вирусов на обширной территории с включением в циркуляцию хозяев из разных экосистем; рекомбинации между различными вирусами, принадлежащими к той или иной экосистеме; обмена вирусами и их рекомбинатами между дикими и синантропными биоценозами.

Основными факторами, определяющими эпидемиологическое значение диких птиц в широком смысле слова, являются их экологические особенности, миграционность, синантропизм.

Адаптивная изменчивость миграционных характеристик накладывает свой отпечаток на распространение инфекции, ее перенос и другие явления, определяющие существование природных очагов и их динамику во времени и пространстве.

Миграции обеспечиваются сложнейшими регуляторными механизмами, связанными с освещенностью и устанавливающими оптимальные сроки длительность миграции. Оставаясь в одних отношениях стабильными и устойчивыми, миграционные характеристики в других отношениях гибко и подвижно реагируют на изменения среды, вызываемые условиями года и сезона, внезапными природными катаклизмами, деятельностью человека и другими причинами (Ильичев, 1982). Миграционные пути представляют собой гибкую и подвижную систему, чутко реагирующую на окружающие условия, включая загрязнение среды, строительство водохранилищ, осушение болот и другие факторы, связанные с человеческой деятельностью и поддающееся прогнозированию. Оказалось, что одна и та же популяция и даже особь от года к году могут менять места зимовок и гнездования, в некоторых случаях отказываться от миграций.

Экспериментально были подтверждены соображения о бросковом характере миграций, разрывающем миграционный поток на неравномерно движущиеся, замедленные, ускоренные и останавливающиеся в данный момент части. Бросковость перелетов вызывает повышенную концентрацию мигрирующих птиц перед экологическими преградами, которые птицы собираются преодолевать, тем самым создаются благоприятные условия для циркуляции вируса среди мигрантов; приводит к тому, что на определенных участках миграционного пути могут создаваться оптимальные условия для развития и передачи вирусной инфекции – своеобразные временные “миграционные” очаги, включаясь в которые, птица становиться участником эпидемического процесса не только в конечных точках миграционного пути, но и на всем его протяжении (Львов, 1979).

Учеными было доказано, что изолированный в 1991г. штамм вируса H5N3 на территории Восточной Сибири стал предшественником штаммов, занесенных в Юго-Восточную Азию перелетными птицами (Ямникова, 2005). В рассматриваемом случае мутировавший HPAI (Highy pathogenic avian  influenza) H5N1 снова был интродуцирован на территорию Западной Сибири из юго-восточной Азии и северо-западного Китая через Джунгарские ворота во время весенней миграции птиц с активизацией эпизоотического процесса в период выплода молодняка и дальнейшим «выплеском» вирусных популяций в популяции домашних птиц (Львов, 2006). Это определяет необходимость мониторинга в точках, расположенных на восточноазиатском миграционном русле, по которому гнездящиеся в Сибири птицы летят на зимовки в Юго-Восточный Китай (35%), Индокитай (10%), на острова Юго-Восточной Азии (16%),  Индостан (14%), Северо-Восточный Китай, Японию, Корею (13%) (Винокуров, 1972; Остапенко, 1992).

Важным с медицинской точки зрения аспектом экологии синантропных птиц являются их миграции в пределах населенного пункта и за его пределы. Эти миграции носят кормовой характер и связаны с чередованием мест питания, отдыха и ночевки. Контакты жителей с очагом будут во многом зависеть от того, какие виды составляют синантропную фауну и каким образом, вобранным или приведенным, они туда попали. Эти обстоятельства существенны и для сельскохозяйственных предприятий – птицеферм и животноводческих комплексов, вынесенных за пределы населенных пунктов и собирающих вокруг себя специфическую и очень многочисленную синантропную фауну из деревенских ласточек, воробьев, ворон, сизых голубей, галок и сорок, а также большого числа регулярных визитеров из близлежащих лесов и полей, находящих на ферме обильную и доступную пищу. В этом случае на минимальной площади собираются воедино и теснейшим образом контактируют все позвоночные участники эпидемического процесса, включая человека и сельскохозяйственных животных, домашних птиц, синантропов и представителей диких популяции.

Большое косвенное влияние на медико-эпидемиологические ситуации, связанные с птицами, оказывают некоторые аспекты хозяйственной деятельности человека. Строительство водохранилищ вызывает существенные изменения в миграционных путях, размещении мест зимовок и гнездовий водоплавающих и околоводных птиц, опасных в медицинском отношении (Львов, 1979).

По мнению экспертов, все более высокого уровня, эпидемия "птичьего гриппа", уже едва ли может быть предотвращена и вот-вот доберется до Европы, в том числе и до России. Вирус h5n1 на данный момент уже стал причиной смерти около сотни человек, а сельское хозяйство многих стран уже понесло значительные убытки из-за необходимости уничтожать тысячи голов пораженной болезнью домашней птицы. Так что же такое "птичий грипп", вирус, который изменит мир, сродни или даже значительно сильнее "испанки" в 1918 году, или просто новостной повод, который будет забыт уже через год, как будто его и не было? Материалы, призваны дать необходимое разностороннее и полное представление об этом вирусе как о биологическом, медицинском и социальном явлении.

В 1997г. В Гонконге была отмечена вспышка заболевания, обусловленная прямой передачей вируса гриппа птиц H5N1 от  домашней курицы человеку (Capua, 2002). Это был первый подтвержденный случай передачи вируса гриппа от птиц человеку. Детальные исследования изолятов H5N1 1997 г. показали, что не только гемагглютинин, но и все остальные гены происходили от вирусов гриппа птиц евразийской линии (Липатов, 2005). Вирусы H5N1, циркулирующие среди водоплавающих птиц в Южном Китае, с 2000 года начали интенсивно скрещиваться с другими линиями вирусов гриппа и уже в 2003 г. во Вьетнаме и Китае было инфицировано 14 человек, один из которых умер (Федякина, 2005). В настоящее время наличие вируса птичьего гриппа зарегистрировано в 54 странах мира. По информации ВОЗ всего за период с 1997 по май 2006 года высокопатогенным вирусом гриппа птиц во всем мире было инфицировано 248 человек, из которых 131случай с летальным исходом (Отчет ВОЗ, 2006).

Существует другая точка зрения.  Птичий грипп и значимость его передачи людям (По материалам ВОЗ World Health Organization) . На данный момент птичий грипп - это гораздо больше информационный повод, нежели реальная проблема. И, не смотря на то, что многих уже интересуют симптомы H5N1, признаки птичьего гриппа и даже профилактика и лечение птичьего гриппа, несомненно ситуация пока не настолько критическая. Более того, пока не произойдет такая мутация вируса, что птичий грипп будет передаваться от человека человеку, пандемия птичьего гриппа невозможна, а сам вирус H5N1 представляет собой проблему по большому счету только для сельского хозяйства.

Тем не менее, не смотря на невозможность пока получить это заболевание от человека, при заражении вирусом любым другим путем, птичий грипп вызывает тяжелые симптомы, а человек пока не имеет эффективных лекарств против птичьего гриппа.

Ситуация с принятием мер по предотвращению пандемии осложняется тем, что эффективные работы по созданию вакцины от птичьего гриппа невозможно начать до возникновения пандемии. Это значит, что на данный момент не смотря на прогресс в технологиях, биологии и генетике, человечество вынуждено просто ждать развития событий. А развитие событий по прогнозам ученых может стать очень стремительным в любой момент. По информации ВОЗ география птичьего гриппа быстро расширяется. Так только в прошедшем феврале 13 стран сообщили штаб-квартире ВОЗ в Женеве о том, что на их территории впервые найден опасный вирус H5N1. Среди них Австрия, Азербайджан, Болгария, Германия, Греция, Египет, Индия, Ирак, Иран, Италия, Нигерия, Словения и Франция. Птичий грипп в этих странах сразу же стал приводить к тяжелым последствиям.  Кроме прочего в информации ВОЗ содержится указание на то, что ситуация в различных странах существенно различается. В европейских государствах ветеринарное наблюдение в основном поставлено на хорошем уровне, заболевание обнаруживается в основном у небольшого числа диких птиц и отсутствуют какие либо признаки заражения домашней птицы. Главную опасность по-прежнему представляет непосредственный контакт при забое и приготовлении в пищу больной домашней птицы. В то же время не зафиксировано ни одного случая, чтобы заражение человека произошло при соблюдении всех норм безопасности при выращивании и разведении домашней птицы а так же при употреблении в пищу должным образом приготовленного мяса и яиц даже в тех хозяйствах, где был обнаружен птичий грипп.


ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

2.1. Методы орнитологических исследований

Методический комплекс изучения птиц включает следующие основные методики: визуально-оптические наблюдения; учеты птиц в местах концентрации; маршрутные учеты; отлов птиц и прижизненный анализ; коллектирование модельных видов (Савченко, 1991).

Метод маршрутного учета

Во время учета (без ограничения учетной полосы Ю.С. Равкина (1967) наблюдатель движется по маршруту и отмечает в полевом дневнике всех встреченных (увиденных и услышанных) птиц независимо от расстояния до них. Скорость учетного хода должна быть достаточно низкой, чтобы наблюдатель уверенно регистрировал звуковые сигналы птиц; в то же время следует избегать лишних остановок и целенаправленно не прислушиваться в промежутках между регистрациями встреч. С учетом этих требований обычная скорость хода учетчика составляет 1-3 км/ч. До начала учета наблюдатель отмечает в дневнике место учета, дату, состояние погоды: облачность, силу ветра в баллах, температуру, осадки, в зимнее время еще и состояние снегового покрова и наличие кухты. При сильном ветре и осадках учет проводить не рекомендуется. При обнаружении птицы, в дневнике отмечают:

1) видовую принадлежность;

2) количество встреченных особей;

3) расстояние от учетчика до птицы в момент обнаружения.

Наблюдения с наблюдательного постоянного пункта

Дневные наблюдения с наблюдательного постоянного пункта проводятся невооруженным глазом. Бинокль применяют только для опознавания отдельных видов или групп птиц. Пункт наблюдений выбирают с учетом хорошего обзора, позволяющего видеть птиц, летящих на расстоянии 1 км. Наибольшее распространение получила методика Э.И Гаврилова.

Метод Э.И.Гаврилова

Ежедневные количественные учеты пролетающих птиц проводят с ПНП в течение 2 ч утром и 2 ч вечером, а один раз в 5 дней для контроля - полные учеты птиц в течение всего дня. Мелких воробьиных птиц учитывают в полосе шириною 100 м, птиц средних размеров - 500 м, крупных - около 2000 м. Для каждой птицы или группы регистрируют видовую принадлежность (или принадлежность к определенной таксономической группе), число особей, высоту полета (в метрах), направление полета относительно сторон света (в румбах).

В процессе обработки материала применяют экстраполяцию полученных данных на единую для всех птиц ширину учетной полосы в 500 м и на весь световой день. В первом варианте число воробьиных птиц умножают на 5, число крупных птиц делят на 4. число средних остается неизменным. При экстраполяции на полный день сначала подсчитывают число птиц, пролетевших за все дни полного учета, и определяют, какая доля (в %) из него падает на утренние и вечерние часы (6 - 8 и 16 - 18 ч).

Затем подытоживают общее число зарегистрированных в эти часы птиц за весь период наблюдений и с учетом ранее установленных коэффициентов высчитывают суммарное число птиц, которое должно пролететь за весь период наблюдений в светлое время суток (Михеев, 1990).

Расширяет возможности метода система проведения учетных работ:

1.      При визуальных наблюдениях птиц крупных размеров учитывают на всех высотах до 1000м, средних – до 200м, мелких – до 50м. Режим наблюдений 15мин. + 15мин/час.

2.      Оптические наблюдения проводят в 20-кратный бинокль. Крупных птиц учитывают (выборка проводится при обработке данных) с 1000м, птиц средних и мелких размеров с 200м. Режим наблюдений 15мин. + 15мин/час.

Дополнительный оптический учет проводят одновременно с основным (другим наблюдателем) в 8-кратный бинокль. Дополнительный учет предназначен для обнаружения птиц мелких размеров в интервале высот 51-200м. Режим наблюдений 15мин. + 15мин/час (Савченко, 1991).

Обработка данных визуально – оптических наблюдений проводилась  с помощью компьютерной базы “Не черная птица”, разработанной сотрудниками кафедры охотничьего ресурсоведения и заповедного дела, была получена информация о видовом соотношении мигрантов, динамике интенсивности дневной миграции птиц, направленности перемещений. При статистической обработке данных по направленности применяли методы, описанные Е. Батчелетом (1965).

Отлов птиц при помощи паутинных сетей

В настоящее время паутинные сети – самые распространенные среди орнитологов орудия отлова. Преимуществом паутинных сетей является то, что они могут быть использованы в самых разнообразных ландшафтах и ситуациях (Дольник, 1977).

Несмотря на значительное число их модификаций, паутинные сети можно разделить на 3 основные группы:

1.          Разнообразные сети для отлова мелких воробьиных птиц. Рабочая длина сетного полотна 6 - 10м; универсальный размер ячеи - 14мм.

2.          Сети, предназначенные для отлова куликов мелких и средних размеров. Рабочая длина сетного полотна 10 - 14м; ячея  20 - 30мм.

3.          Сетями типа “дарадан” отлавливают куликов, уток, некоторых воробьиных и других птиц крупных размеров. Рабочая длина одного пролета до 25м; ячея  40 - 60мм.

Высота сетей и количество карманов могут быть различными и зависят от размерности куклы, толщины нити, размера ячеи, от условий и способов лова. Для оценки численности чаще используется показатель, характеризующий количество птиц, пойманных на 100 сетко/дней при стандартной длине сети 10м. При расчете общего показателя численности вида количество сетко/дней обычно берется только за период его фактического пролета (Савченко, 1991).

2.2. Методы сбора биоматериала и диагностики инфекционного заболевания (гриппа птиц)

Угроза возникновения новой пандемии, предупреждение заноса и распространения возбудителя высокопатогенных вирусов гриппа требует проведение мониторинга среди диких птиц с использованием необходимых средств диагностики. 

Диагноз на грипп птиц можно поставить:

- путем выделения вируса и его идентификации;

- путем выявления специфических антител в процессе эпизоотии или по прошествии ее (ретроспективная иммунологическая диагностика).

Метод взятия проб  крови

- для иммунологического мониторинга и подозрения на заболевание гриппом птиц направляются сыворотки крови от птиц по возрастным группам: 45-60, 70-90, 120-150, 170-210, 250-350 дней;

- от синантропных птиц и дикой птицы, обитающей на территории птицеводческих предприятий, хозяйств, местах скопления перелетных птиц и комбикормовых предприятий, согласно письму Департамента ветеринарии МСХ РФ №3-3-6/428 от 01.03.04г.

- кровь берут из плечевой (подкрыловой) вены. Для того чтобы обнаружить место прокола, выщипывают несколько перьев с внутренней поверхности крыла в области плечевой кости, где хорошо видна вена. Вену лучше видно, если кожу в этом месте протереть 70% раствором спирта. Иглу водят против тока крови. Кровь собирают у крупной птицы в шприц, а у мелкой птицы – после укола подкрыловой вены кровь собирают в пробирку, предварительно ополоснутую физраствором с pH 7,2 - 7,4. Пробирку с кровью прогревают в термостате или водяной бане ( в металлическую кружку опускают комочек ваты и наливают горячей воды) в течение 15 – 20 минут. Температура должна быть не выше +37 - 40°С. Стеклянной палочкой от стенок пробирки отделяют сгусток, пробирку отстаивают в холодильнике при температуре +4 -80С в течение 12 часов, после чего отсасывают пастеровской пипеткой сыворотку в чистую сухую пробирку и закрывают пробкой. Сыворотка должна быть светло-желтого цвета, допускается слегка розоватый оттенок, но при этом она должна быть прозрачной. Если взятая сыворотка очень красная, то ее помещают в холодильник, где она отстаивается и осадок снова отливают. Нельзя, чтобы сыворотка загнила (она не должна быть с белесым оттенком, мутная или с хлопьями).

До начала лабораторного исследования сыворотку можно хранить в холодильнике при +40С не более 24 часов, либо заморозить при температуре -18 - 200С. Доставлять в замороженном состоянии в термосе со льдом. Сыворотку крови исследуют  в течение 3-х суток со дня взятия крови.

Метод сбора патматериала

При появлении типичных клинических признаков или гибели птиц для лабораторного исследования направляют свежие, замороженные трупы птиц и органы (селезенка, легкие, головной мозг) или гортанные и клоакальные смывы от больной птицы в агональном состоянии. В селезенке и легких наибольшая концентрация вируса. Органы одной особи помещают в разные контейнеры (или одну емкость), но подписывают как одну пробу. Для каждой новой пробы используется чистый инструмент (нож, ножницы, пинцет). Все инструменты протираются спиртом и обжигаются.

Клоакальные смывы

 Используются ватные палочки или спички с ватной головкой. Они смачиваются физраствором, вводятся в клоаку. Ватная палочка (спичка с ватной головкой) опускается в пробирку с закручивающейся крышкой.

Биоматериал (патматериал) помещают в термос со льдом или 50 % раствор глицерина на физрастворе с pH 7,2 -7,4. Для ПЦР (полимеразная цепная реакция) берут кал или участок кишечника с содержимым в замороженном виде (можно при температуре -700С).

Пробы берутся асептически, не допуская их загрязнения, в стерильные флаконы (из - под антибиотиков). Каждую пробу брать в отдельные флаконы. Масса каждой пробы не менее 5-10г. Флаконы герметично закрыть резиновыми пробками, продезинфицировать снаружи, просушить и промаркировать. Подписи делать простым карандашом. Образцы заморозить, упаковать в полиэтиленовый пакет, обернуть в тканевую салфетку, смоченную 3-5 % хлорамином или другими дезрастворами, и только потом упаковать в емкость для транспортировки.

Транспортируется патматериал в термостатах со льдом или в изотермическом ящике, который помещается в металлический контейнер.

К биоматериалу (патматериалу) прилагается сопроводительный документ, подписанный ветеринарным врачом, направляющим патматериал, в котором обязательно указывают дополнительные данные: анамнез, клинические признаки, эпизоотологические данные заболевания, а также данные вскрытия трупов (Хлыстунов, 2006).

Методы серологических реакций

Серологические реакции в диагностических целях применяются:

1) для выявления антител с помощью набора известных антигенов.

2) для определения вида антигена (микроорганизма) или его серовара с помощью известных диагностических антисывороток (Борисов, 2004). 

Реакция нейтрализации вирусов

В сыворотке крови перенесших заболевание обнаруживают антитела, способные нейтрализовать инфекционность вирусов. Эти антитела обычно выявляются при смешивании иммунной сыворотки с соответствующим вирусом с последующим введением этой смеси восприимчивым лабораторным животным или заражением культуры клеток. На основании выживания животного или отсутствия цитопатического действия вируса во втором судят о нейтрализующей активности сыворотки. Реакция широко применяется для определения вида (типа) возбудителя и титра вируснейтрализующих антител.

Реакция торможения гемагглютинации

(РТГА) основана на свойстве антисыворотки подавлять вирусную гемагглютинацию, так как нейтрализованный специфическими антителами вирус утрачивает способность агглютинировать эритроциты. РТГА широко применяется для серодиагностики вирусных инфекций с целью обнаружения специфических антигемагглютинов и для идентификации многих вирусов по их гемагглютининам (антигенам) (Борисов, 2004).

 Рис.3 Доля (%) различных видов птиц, обследуемых в РТГА на 27.05.2008 г.  (N = 434 пробы,  данные на 27.05.2008 г.)

Иммуноферментный анализ (ИФА)

Возможность использования ферментов в качестве метки в иммуноанализе обусловлена прежде всего их высокой каталитической активностью, позволяющей с помощью соответствующих субстратных систем определить концентрации фермента в растворе на уровне 10-15 моль/л и ниже. Твердофазный иммуноферментный анализ (ИФА) основан на том, что белки прочно адсорбируются на поливинилхлоридных пластинках. Используются меченные ферментом специфические антитела и иммобилизованные антитела той же специфичности. К носителю с  иммобилизованными антителами добавляют раствор с анализируемым антигеном. В процессе инкубации на твердой фазе образуются специфические комплексы антиген – антитело. Затем носитель отмывают от не связавшихся компонентов и добавляют гомологичные антитела, меченные ферментом, которые связываются со свободными валентностями антигена в составе комплексов. После вторичной инкубации и удаления избытка этих меченных ферментом антител определяют ферментативную активность на носителе, величина которой будет пропорциональна начальной концентрации исследуемого агента.

При другом варианте ИФА к  иммобилизованному антигену добавляют исследуемую сыворотку. После инкубации и удаления не связавшихся компонентов с помощью меченных ферментом антивидовых антител выявляют специфические иммунокомплексы. Данная схема является одной из наиболее распространенных. ИФА применяется для выявления микробных антигенов в тканях или патологическом материале (Борисов, 2004).

Рис.4 Доля (%) различных видов птиц, обследованных в ПЦР на 27.05.2008 г.

(N = 81 проба, данные на 27.05.08 г.)

2.3 Объем материала

Основу представленных материалов составили полевые данные экспедиционных работ, проведенных сотрудниками и студентами кафедры охотничьего ресурсоведения и заповедного дела. Для удобства, районы объединили в 5 групп по природно-географическим критериям (Южная, Ачинская, Центральная, Канская и Енисейская), забор проб осуществлялся в окрестностях озер, лиманах, вблизи населенных пунктов. Исследования сывороток крови проводили методами ИФА и РТГА.

График забора проб

для выявления инфицированности вирусом гриппа птиц

Место взятия биоматериала

(группа районов)

Даты

забора проб

Число проб

Енисейская группа районов Красноярского края

25.03. - 30.05.2006 г.

27.05.08 г.

121

75/27

Центральная группа районов Красноярского края

28.03.– 30.05.2006 г.

27.05.08 г.

166

140/125



Канская группа районов Красноярского края

30.03. - 24.05.2006 г.

27.05.08 г.

143

140/80

Ачинская группа районов Красноярского края

30.03. - 24.05.2006 г.

27.05.08 г.

291

135/162

Южная группа районов Красноярского края

27.03. - 23.05.2006 г.

27.05.08 г.     

194

145/40


ГЛАВА 3 ОЦЕНКА ОРНИТОЛОГЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ

3.1 Область распространения, территориальные связи, динамика перемещений

 Распространение высокопатогенного птичьего гриппа  H5N1 в Азию, Европу и Африку сильно повлияло на птицеводство и все еще представляет серьезную угрозу для здоровья людей. Пути проникновения вируса из страны в страну широко обсуждались, но до сих пор не были анализированы в полной мере. Cопоставили данные о филогенетических связях между штаммами вируса, миграцией диких птиц и торговлей домашними и дикими птицами, чтобы отследить пути интродукции в 52 зафиксированных случаях и предотвратить дальнейшее распространение вируса (Приложение 3). 9 из 21 случая проникновения вируса H5N1 в страны Азии были связаны с домашней птицей, 3 из 21 – с дикими птицами. Напротив, в большинство стран Европы (20 из 23) вирус проник с перелетными птицами. Распространение в страны Африки било вызвано частично домашней птицей (2 из 8), частично дикими перелетными птицами (3 из 8). Анализ предполагает что, H5N1 скорее всего может быть занесен в западный Хэмпшир через домашнюю птицу, а в США – через перелетных птиц из соседних стран, скорее чем из восточной Сибири. Эти результаты подчеркивают потенциальный синергизм между торговлей домашней птицей и миграциями диких птиц в возникновении и пандемическом распространении патогенов, и демонстрируют ценность предсказательных моделей для контроля над заболеванием (Obenauer ,2006).

Высокопатогенный вирус птичьего гриппа H5N1 появился в Гонконге в 1996 -1997 годах и в октябре 2006 года вызвал вспышки заболевания домашней  дикой птицы в 53 странах, а также 256 случаев заражения человека, включая 151 летальный случай (www.who.int/csr/disease/avian_influenza/en/). Сотни миллионов куриц, уток, индеек и гусей умерли или были отбракованы в целях предотвращения распространения вируса. Все это в сумме с запретами на экспорт из зараженных стран, нанесло экономический урон, превышающий 10 млрд. долларов США. Не смотря на попытки устранить вирус H5N1, из юго-восточной Азии он распространился в центральную Азию, Европу и Африку. Перелетные птицы, торговля домашней птицы и продуктами птицеводства были предполагаемыми путями данного распространения. так или иначе, их роль в отдельных вспышках заболевания в последующем не до конца понято и широко обсуждалось.

Определение путей распространения вируса H5N1 и попытки предсказать и предотвратить вспышки заболевания воспринимались критично. Если риск переноса вируса в другую страну через перелетных птиц наиболее высок, то мониторинг путей миграции и стоянок, таких как Аляска, вероятно может привести к раннему обнаружению вспышки заболевания. По данному сценарию пик риска распространения вируса сопостовим с пиком миграции перелетных птиц и путями их передвижения.  Предотвращение дальнейшх вспышек заболевания будет упрощено за счет исключения контактов между домашней и дикой птицей, что и предпринималось в ряде европейских стран в 2005 – 2006 годах. Напротив, если риск заражения через домашнюю птицу выше, то мониторинг импорта продуктов птицеводства и запрет на импорт из стран повышенной опасности поможет снизить возможность проникновения H5N1. И наконец, H5N1 был обнаружен в диких птицах, импортируемых в Европу и другие страны в процессе торговли дикой птицей, что выступает в роли потенциально важного пути распространения если импортируемые дикие птицы не будут проверяться на птичий грипп, и в случае необходимости, отбраковываться (Subbarao, Klimov, Katz, Regnery, Lim, Hall, Perdue, Swayne, Bender, Huang, 1998).

Наиболее вероятные пути проникновения вируса H5N1 в каждую из 52х стран, используя глобальные данные импорта-экспорта живой домашней птицы, торговли дикой птицей, также путей миграции диких уток, гусей и лебедей, которые считаются основным резервуаром высокопатогенных субтипов вируса птичьего гриппа H5 и H7,  включая H5N1. для каждого из этих трех путей мы оценили риск как количество инфицированных птиц, попадающих на территорию страны за один день, помноженное на количество дней, которое зараженная птица тратит на передачу вируса (птицедень – окказиональный термин,). Затем, используя данные о торговле живой птицей и путях миграции диких птиц, прогнозируется риск распространения H5N1 в другие страны. Из-за различий в торговых запретах и задержки от нескольких дней до более чем месяца между вспышкой заболевания и введением запрета на торговлю, предсказали будущее распространение по двум сценариям.

1.                    оценили количество случаев заражения птиц от домашней птицы, в случае если на инфицированные страны не будут налагаться экспортные запреты.

2.                    предсказали риск заражения в случае если из инфицированных стран не будет вывозиться домашняя птица, но экспорт дикой птицы будет свободным, даже при том что эти птицы, вероятно, могут быть инфицированными (Webster, Peiris, Chen, Guan, 2006).

Было выяснено что, число случаев заражения от домашней птицы более чем на 100% превышает случаи заражения от дикой птицы в Индонезии, Вьетнаме, Камбоджи, Лаосе, Малайзии, Казахстане, Ираке и береги Слоновой Кости, и на 57% выше в Судане (Приложение 4). Напротив, число случаев заражения от диких перелетных птиц в Таиланде, Хорватии, Украине, Нигерии, Боснии и Герцеговине, Словакии, Швейцарии, Сербии, Буркина-Фасо, Польше, Дании, Израиле, Соединенном королевстве и Джибути превышает число случаев заражения от домашней птицы и добытой дикой птицей (Приложение 4). К тому же число заражений от перелетных птиц после холодной зимы в восточной Европе в январе 2006 года резко превышает число заражений по причине торговли домашней и дикой птицей по сравнению с ситуацией в других  европейских странах (Греция, Болгария, Венгрия, Словения, Швеция, Австрия, Босния и Герцеговина, Словакия, Швейцария, Сербия и Черногория). Зараженной домашней птицы не было обнаружено в большинстве из стран 2х последних групп (кроме Дании и Швеции) после того как H5N1 был обнаружен у перелетных птиц. Этот факт ставит под сомнение вовлеченность торговли живой домашней птицей, среди которой вирус обычно вызывает значительную смертность. Перелетные птицы, торговля живой дикой и домашней птицей – пути проникновения вируса  H5N1 в Турцию, Румынию (которая импортировала домашнюю птицу из турции), Албанию, Италию, Францию, Германию, Грузию, Афганистан, Мьянма, Иорданию и Испанию. (Приложение 4) так или иначе, генетический анализ и детальная информация о вспышках в Италии, Франции и Германии свидетельствуют о том, что наиболее вероятно распространение вируса в следствие перемещения птиц, связанные с похолоданием. (www.oie.int/downld.htm). Подводя итог, синергическое распространение H5N1 , в первую очередь через домашнюю птицу в Юго-Восточную Азию, а затем через перелетных птиц в Европу способствовало быстрому проникновению вируса во многие страны, которые, судя по всему, могли избежать заражения, при отсутствии данного синергизма.

Распространение птичьего гриппа H5N1 и филогенетические отношения между штаммами вируса. (а) распространение вируса в Азию Европу и Африку. Диаграммы отражают общее число зараженных птиц, помноженное на количество дней необходимых для передачи вируса, и соотношение каждого способа передачи вируса для птиц, мигрирующих из зараженной страны в незараженную  (Приложение 4). Стрелки указывают на месяц вспышки и гипотетические направления распространения вируса в 2003 – 2005 годах.  Информация о проникновении вируса в некоторые страны (белые диаграммы)  не соответствовала данным о торговле (импорт из зараженных стран не был зарегистрирован) и о направлениях миграции птиц во время вспышек (вспышки были зафиксированы вне периода миграции ). Проникновения в Бельгию и на Тайвань путем торговли дикой птицей были пресечены и не привели к вспышкам заболевания. (b)  филогенетическое древо показывает генетические отношения между штаммами вируса, выделенными в 1997 – 2006 годах (корневой вид выделен в 1991 году в Англии) по гену гемоглютинина.

Вспышки гриппа H5N1 в Южной Корее, Японии, России, Монголии, Нигерии, Индии, Пакистане, Камеруне не могут быть объяснены ни торговлей (импорт домашней птицы не были зарегистрированы из зараженных стран), ни с миграциями диких птиц, зарегистрированными незадолго до вспышек. Этот факт свидетельствует о том, что причиной вспышек заболевания могли послужить незарегистрированная или незаконная торговля домашней птицей или продуктами птицеводства [например, куриным пометом для удобрения], торговли дикими птицами, свободное перемещение домашней утки, отклонения в путях миграционных диких птиц и, возможно, другие факторы. Кроме того, существует мнение, что проникновение H5N1 произошло с миграцией перелетных птиц, но не было выявлено, пока заражение не перешло на домашнюю птицу. Такая последовательность событий весьма вероятна, для России, Испании, Монголия и Нигерия, где заражение было обнаружено спустя 1-2 месяца после пика миграции при участии штаммов вируса, которые были генетически близки к штаммам вируса перелетных птиц (Webby, Webster, 2003).

Филогенетические отношения штаммов H5N1 в настоящее время сильно способствуют осуществлению модели распространения вируса, показанной на рисунке 1а, Приложения 4 и проливают свет на проникновение вируса H5N1 в Японию, Россию, Монголию, Турцию, Италию и Францию, и, таким образом, объясняют три случая проникновения вируса, которые не могли быть классифицированы на основе данных о торговле. Недавние штаммы из Южной Кореи и Японии (Восточная группа), а также Цинхая (Китай), России, Монголии, Европы и Африки (западная группа) формируют устойчивые группы, что указывает на наличие общих предков для каждой из этих групп штаммов (Приложение 3,рис. 1b ). Таким образом, проникновение вируса в Японию было, скорее всего, миграцией птиц из Южной Кореи, а не из Китая (ни одна из этих стран не экспортировала домашнюю птицу в Японию в 2003 году), в то время как в Россию и Монголию, вероятно, птичий грипп проник из Китая.

Птицы, ввозимые в Соединенное Королевство, Бельгию и на Тайвань из Юго-Восточной Азии в рамках торговли дикой птицей, также содержали в себе H5N1, Однако это не вызвало вспышек заболевания. Торговля дикими птицами, возможно, также сыграла определенную роль в проникновении вируса в Японию, Индонезию и Малайзию, где импорт исчисляется тысячами голов в год.

Эти данные опровергают ранние утверждения о том, что распространение вируса H5N1 происходило как через домашних, так и через диких птиц в Азии и Европе. Что важно, они идентифицируют отдельные пути для 36 из 52 проникновений  H5N1, которые невозможно было классифицировать исключительно на основе филогенетических отношений штаммов. Результаты свидетельствуют о том, что распространение вируса H5N1 в Азию и Африку обусловлено как перелетными, так и домашними птицами, в то время как перелетные птицы являются основным фактором, способствовавшим проникновению птичьего гриппа в Европу.

Прогнозы будущего распространения вируса. При отсутствии торговых запретов, H5N1 может быть введен через домашнюю птицу в остальные страны Европы, в большинство стран Африки, а также в Северною и Южную Америку в ближайшем будущем (Приложение 5, рис. 2a). Однако, даже если страны, в которых домашняя птица заражена, прекращают экспорт домашней птицы, опасность распространения H5N1 по всей Европе, Африке, и в Америку сохраняется за счет экспорта домашней птицы (Приложение 5,рис. 2b) из стран, где H5N1 наблюдается у диких птиц. Кроме того, из-за некоторого количества птиц, регулярно мигрирующих между Америкой и Старым Светом, где был зарегистрирован H5N1 (рис. 2d;) H5N1 не был зарегистрирован в Восточной Сибири в Ирландии). Это представляет собой угрозу распространения вируса H5N1 в Северную и Южную Америку (рис. 2 б, с), если все птицы не подвергнутся карантину и тестированию на грипп перед импортом (как они находятся в Соединенных Штатах). Однако, если H5N1 распространится в Северо-Восточную Сибири (включая остров Врангеля), то риск введения вируса в континентальную часть США, поскольку несколько видов уток, гусей и лебедей регулярно пересекают Берингово море (рис. 2d) (Olsen, Munster, Wallensten, Waldenstrom, Osterhaus, Fouchier, RAM, 2006).

Предполагаемый риск возникновения вспышек птичьего гриппа H5N1 в странах, где уже были зафиксированы вспышки (Приложении 5.) (голубой). (а - с) риск был оценен по формуле - количество зараженных птиц умноженное на количество дней необходимых для передачи вируса. Оценивался риск, возникающий из-за торговли: живой домашней птицей без торговых ограничений (а); живой домашней птицей с исключением экспорта из зараженных  стран (Франция, Дания, Швеция, Германия считаются свободными от птичьего гриппа)(b);дикой птицей, исключая экспорт из зараженных стран (с). (d) предполагаемое количество уток, гусей и лебедей, мигрирующих с континента на континент, количество зараженных птиц, помноженное на количество дней, и количество видов (в круглых скобках). Цифры, приведенные для Азии и Северной Америке включают только тех птиц, которые размножаются на территории Азии и зимуют в Северной Америке и на юге Аляски; еще от 200 000 – 400 000 уток размножаются в Сибири и зимуют на берегах Аляски. Плюс ко всему 20 000 гусей мигрируют между Ирландией и северной Америкой

Данные отражают важные последствия синергического распространения H5N1 путем торговли дикой и домашней птицей: Несмотря на то, что риск проникновения H5N1 на континентальную часть Соединенных Штатов каким-либо из обозначенных выше путей является относительно низким. Риск проникновения вируса с домашней птицей в другие страны Северной и Южной Америки, в том числе Канаду, Мексику и Бразилию, является существенным, если не будут введены ограничения на импорт их Старого Света. Последующее распространение с более чем 4 миллионами мигрирующих уток, гусей и лебедей (что составляет 2600 H5N1 птицедней) с юга сделает возможным проникновение вируса в США. Таким образом, нынешние наблюдения американских  специалистов, которые сфокусированы, прежде всего, на птицах, мигрирующих через Аляску, могут оказаться не в состоянии обнаружить проникновение H5N1 в США вовремя и не допустить распространение вируса на домашнюю птицу.

Анализ предыдущих вспышек и попытки наблюдения также формируют представления о наиболее эффективных средствах наблюдения. В 23 первых вспышках заболевания H5N1 был обнаружен сначала у диких птиц, в 17 случаях вирус был обнаружен у мертвых или больных лебедей (Cygnus spp.), А в 6 других случаях – у мертвых или больных гусей и уток (а также других видов, в том числе чаек и нескольких видов хищных птиц). (www.oie.int/downld.htm).

В ходе этого анализа использовали данные о количестве птиц и масштабы торговли домашней и дикой птицей, чтобы понять предыдущие случаи распространения и прогнозировать риск проникновения H5N1 неинфицированные на данный момент страны. Хотя мы были не в состоянии учесть незаконную и незарегистрированную торговлю птицей, это вряд ли повлияет на следующие выводы:

1) Распространение вируса H5N1 в Азию и Африку включает пути заражения как от домашних, так и от диких птиц, в то время как распространение в европейские страны в большей степени обусловлено миграцией диких птиц (Приложение 4);

2) В настоящее время самую сильную угрозу проникновения H5N1 в Северную и Южную Америку представляет собой торговля птицей, а не миграции перелетных птиц (Приложение 5);

3) По причине синергизма путей проникновения вируса через домашних и через диких птиц, страны импортеры, включая США, подвергаются высокому риску проникновения вируса;

4) Наблюдение за распространением  H5N1 на диких птиц должно быть сфокусировано на поиске и тестировании больных и мертвых (а не живых) птиц, прибывающих с юга и севера. Пришли к выводу, что наиболее эффективной стратегией предотвращения проникновения  H5N1 в страны западного полушария будет строгий контроль или запрет на импорт домашней птицы и диких птиц в Северную и Южную Америку и усиление мер по пресечению незаконной торговли.

В более широком смысле, данные свидетельствуют о важных последствиях развития торговли и глобализации, а также  показать, как прогностическое моделирование может быть использовано в качестве ценного инструмента для контроля над распространением патогенных микроорганизмов (Liu, Xiao, Lei, Zhu, Qin, Zhang, Zhang, Zhao, Wang, Feng, 2005).

Методы:   Чтобы изучить прошлое и будущее распространение птичьего гриппа H5N1, определили количество птицедней для каждого пути распространения, как совокупность трех величин:

1) количество птиц, проникающих на территорию страны;

2) Частота случаев заражения;

3) количество дней, за которые инфицированная птица может передать вирус.

Использовали данные Комитета сельского хозяйства ООН и отдела внешней торговли Статистического бюро США о международной торговле дикой и домашней птицей.  (http://unstats.un.org/unsd/comtrade/). Эти данные не включают в себя сведения о незаконной или незарегистрированной торговле.

Данные выражены в долларах США, килограммах или количестве птиц. Среднее количество птиц на килограмм живого веса было определено как 10.61 для домашних птиц, и 1.92 для диких птиц.

Рассматриваем перелетных птиц в качестве возможного механизма, способствующего возникновению вспышек H5N1 в период активных миграций. Для получения наиболее достоверных данных, использовали до трех различных методов для расчета количества мигрирующих уток, гусей и лебедей. Умножили численность каждой субпопуляции (используя средние значения, если имелся ряд значений)  водоплавающих птиц на приблизительную долю каждой из субпопуляций, чьи пути миграции от мест гнездования до мест зимовки проходят через зараженную территорию. Для многих видов, чьи пути миграции неизвестны, провели параллельные линии вдоль миграционных путей, связывающих места размножения и зимовки. Использовали тот же метод для определения количества водоплавающих птиц, мигрирующих между континентами. С учетом неопределенности в отношении оценки их численности и пути миграции для каждого вида, по оценкам, коэффициент возможного отклонения составляет приблизительно 50% (Gilbert, Chaitaweesub, Parakamawongsa, Premashthira, Tiensin, Kalpravidh, Wagner, Slingerbergh, 2006).

Высокопатогенный субтип птичьего гриппа H5N1, возникший в Азии и постепенно распространившийся в Россию, Ближний восток, Европу и Африку, сфокусировал внимание на роли диких птиц в формировании устойчивых вирусов гриппа. Экология, эпидемиология, генетика и эволюция патогенов не может быть понята в полной мере, если экология их хозяев не берется в расчет. Рассматриваются текущие знания о глобальных моделях заражения диких птиц вирусами гриппа, а также эти модели в контексте экологии хозяев и поведения отдельных птиц, и некоторые очень серьезные пробелы в современной системе знаний.  

Вирусы гриппа А были выделены у многих видов, в том числе людей, свиней, лошадей, норки, хищников, морских млекопитающих, а также многих видов домашних птиц. Ранее считалось, что дикие водоплавающие и околоводные птицы являются резервуаром вируса в природе. Геном вируса А состоит из восьми сегментов цепи РНК, закрученной в обратном направлении, отвечающих за 11 белков. Вирусы гриппа классифицируются по двум типам белков, находящихся на поверхности частиц вируса, гликопротеинам  гемагглютинин (HA) и нейраминидаза (NA) .  У вирусов гриппа диких птиц и домашних птиц в мире, сред антигенных подтипов было выявлено 16 подтипов HA и 9 NA, которые могут быть найдены в различных комбинациях (например, H1N1, H16N3) (Swofford, 2001).

В течение последнего десятилетия вспышки птичьего гриппа в Азии, России, на Ближнем Востоке, в Европе, и в Африке (осуществляется с 1997 года) часто возникают из-за вируса H5N1. В Мексике (1994), Италии (1997), и Техасе (2004) – по причине H5N2. В Италии (1999) - H7N1­. В Австралии (1994), Пакистане (1994), Чили (2002) и Канаде (2003) - H7N3. В Австралии (1997) - H7N4. В Нидерландах (2003) - H7N7 .

Мигрирующие птицы как естественный резервуар вирусов низкопатогенного птичьего гриппа.

1.              Вирусы низкопатогенного птичьего гриппа были выделены, по меньшей мере, у 105 видов диких птиц, из 26 различных семейств (Приложение 6). Все субтипы вируса гриппа, и большинство HA / NA комбинаций были обнаружены у птиц, в то время сравнительно немногие из них были обнаружены и в других видах(Alexander, 2000).

 Хотя многие виды диких птиц могут содержать в себе вирусы гриппа, птицы, обитающие в околоводной среде, такие как гусеобразные (в частности, утки, гуси и лебеди) и ржанкообразные (в частности, чайки, крачки, и болотные сапоги), являются основными природными LPAI резервуаром вируса (Ellis, 2004). Гусеобразные и ржанкообразные обитают во всем мире, за исключением самых засушливых регионов.

Вирусы низкопатогенного птичьего гриппа инфицируют преимущественно клетки кишечного тракта, и присутствуют в высоких концентрациях в их кале. Было показано, что вирусы гриппа остаются активными в озерной воды до 4 дней при 22 ° С и более 30 дней при 0 ° С. Таким образом, существует сравнительно высокая возможность передачи вируса фекально-оральным путем среди птиц, живущих в водной среде.

2.              Мигрирующие птицы могут быть переносчиками патогенных микроорганизмов, в частности тех, которые существенно не влияют на состояние здоровья птиц. Многие птицы выполняют регулярные дальние миграции, тем самым потенциально являются распространителями вирусов между странами или даже континентами (Приложение 6,рис. 1A) (E. Spackman ,2005).

3.              Пути миграции диких птиц. На карте мира обозначены основные пути миграций диких птиц (согласно анализу Wetlands International) (Приложение 6.). (А) Черные точки указывают на исторические и текущие места расположения вируса. Пути миграций упрощены, в некоторых ситуациях популяции ведут себя отлично от общих моделей. Представлены модели миграций дикой утки (Anas platyrhynchos) (в) и чирка-трескунка  (Anas querquedula) в Евразию и Африку, а так же голубокрылого чирка (Anas discors) в Америки (с) (правая и левая часть карты соответственно). Желтый цвет указывает на места гнездования, в которых зимой птицы отсутствуют. Зеленым цветом выделены зоны круглогодичного присутствия птиц.  Синим цветом обозначены места зимовок, в которых птицы не выводят потомства. Стрелки обозначают пути сезонных миграций (Widjaja, Krauss, Webby, Xie, Webster, 2004).

  Важно понимать, что передача вирусов, и их географическое распространение зависит от экологии мигрирующих хозяев. Так, например, мигрирующие птицы редко пролетают весь миграционный путь без остановок. Скорее, птицы делают частые остановки во время миграций и тратят много времени для приема пищи.

Вирусы гриппа у уток. Обширные исследования и наблюдения за дикими утками в Северном полушарии, показали, что вирусы поражают, в основном, молодых особей со слабым иммунитетом, с пиком в начале осени до начала миграции. Существует также большая вероятность сохранения вирусов гриппа, в замороженных озерах в течение зимы.

Все HA и НС подтипы, за исключением     Н13-H16, распространены среди диких уток в Северной Америке и Северной Европе. В ходе 26-летнего исследования, проведенного в Канаде, вирусы гриппа подтипов H3, H4, и H6 были выделены у уток наиболее часто; реже H1, H2, H7, H10, H11; лишь эпизодически выявлялись H5, H8, H9 и H12  (van de Kam, Ens, Piersma, Zwarts, 2004).

В канадских исследованиях говорится о цикличном характере поведения вируса гриппа:  Это наблюдение еще должно быть подтверждено другими исследованиями, но представляет интерес, особенно в связи с некоторыми другими научными наблюдениями. Циклические модели, описанные для таких человеческих болезней, как корь и коклюш, дали по-новому взглянуть на роль пространственных факторов, коллективного иммунитета и структуры возрастных групп в эпидемиологии.  Цикличный характер поведения вируса гриппа у диких птиц может пролить свет на экологию вирусов гриппа.

С конца 1970х годов в Японии проводились наблюдения за гриппом у уток. Как и в других исследованиях, частота случаев заражения колебалась в зависимости от времени и места, субтипы вируса тоже были различными. Частотность случаев заражения вирусом гриппа у диких птиц в других районах Азии является в значительной степени неопределенной, но некоторые исследования проводились в жизнь птичьих рынках, где большинство HA и НС подтипов были обнаружены у домашней птицы. Вероятно, распространение низкопатогенных подтипов вируса среди домашних птиц, по крайней мере, возможность заражения диких птиц, но точных данных получено не было.

Мало что известно также о распространении вирусов гриппа на диких уток в Южном полушарии или о потенциальном проникновении вируса на Южное полушарие между полушариями. Потенциальные области пересечения евразийских и африканских уток в Западной Африке, недалеко от рек Сенегал и Нигер, поймы реки Нигер в Нигерии и Мали, и озеро Чад.

Вирусы низкопатогенного птичьего гриппа могут быть найдены у многих других видов птиц (таблица 1) , но неясно, для каких из этих видов вирусы гриппа являются эндемическими, а для каких - временным патогеном. Виды, в которых вирусы гриппа являются эндемическим, по крайней мере, часть года, используют одну и ту же среду обитания с другими видами, в которых вирусы гриппа часто обнаруживаются, в том числе гусями, лебедями и бакланами. У этих птиц частота случаев заражения, как правило, ниже, чем у уток, однако следует отметить, что исследования по этим видам были ограничены, и не исключено, что пик заболеваемости была упущен  из-за его сезонного характера или местоположения.

Что касается уток, чаек, и цапель, их поведение и экология, могут стать важным фактором, определяющим их роль носителей вирусов. Например, гуси в основном растительноядные, и часто собираются в большие стаи для выпаса пастбищах и полях, В отдельных районах такие стаи могут достигать численности в десятки тысяч птиц и часто содержать несколько различных видов. Колониальным гнездование происходит у некоторых видов гусей, но в большинстве  случаев это одиночное гнездование или гнездование в рассеянных группах с небольшим взаимодействия между парами. Учитывая, что дикие гуси и утки, являются предками современных домашних гусей и уток, и что они часто содержатся вместе с курами, дикие гуси и утки могут стать мостом для вирусов гриппа между дикими и домашними птицами.

Генетические различия вирусов гриппа у диких птиц

Эволюция вирусов птичьего гриппа в  естественных хозяевах протекает медленно. Тем не менее, ее нельзя списывать со счетов. Вирусы птичьего гриппа могут быть разделены на две линии, Евразийскую и Американскую (Приложение 7), вероятно, в результате долгосрочного экологического и географического разделения носителей вируса. Однако, орнитология Северной Америки и Евразии не являются независимыми, а некоторые утки и береговые птицы пересечь Берингов пролив в ходе миграций или гнездятся как Дальнем Востоке, так и в северо-западной части Северной Америки. Большинство ржанковых, обитающих на Дальнем Востоке, зимуют в Юго-Восточной Азии и Австралии, но некоторые виды зимуют вдоль западного побережья Северной и Южной Америки (US Department of the Interior (2006) Interagency Strategic Plan for Early Detection of Asian H5N1 Highly Pathogenic Avian Influenza in Wild Migratory Birds (US Department of the Interior, Washington, DC,)).

Филогенетическое древо матрицы гена вирусов гриппа А, в зависимости от хозяев (Приложение 6). Нуклеотидные секвенции были отобраны из публичных баз данных. Древо было составлено с использованием вируса гриппа A/Enquine/Prague/57 (H5N7) как корневого вида. Секвенции были отобраны от каждого хозяина, чтобы отразить наибольшие временные рамки вариаций в положении штаммов вируса.  Вирусы птичьего гриппа разделении по происхождению на американские (розовый) и евразийские (желтый), не принимая во внимание общность хозяев, временные и пространственные связи. Напротив, вирусы человеческого гриппа А (пурпурный) и высокопатогенного H5N1 (оранжевый) демонстрируют четкие временные модели эволюции.

 Внутри каждой генетической линии сосуществуют несколько генетических субтипов вируса, и между ними не наблюдается существенных временных или пространственных соотношений. Кроме того, генетические данные вируса гриппа, выделенного из уток и ржанок Северной и Южной Америк, предполагает активное взаимодействие между этими носителями вируса. Хотя в Северной Америке частотность заражения некоторыми HA субтипами  ржанок и уток выше, это также не говорит о существенных различиях в генетическом составе вирусов гриппа, полученных из этих двух природных зон (Scholtissek, Naylor, 1988; Ducatez, Olinger, Owoade, De Landtsheer, Ammerlaan, Niesters, Osterhaus, Fouchier, RAM & Muller, 2006).

 Сегментный характер генома вируса гриппа делает возможным эволюционный процесс, известный как генетическая рекомбинация, то есть, смешение генов двух или более вирусов гриппа. В недавнем исследовании 35 изолятов вируса гриппа, полученных от уток в Канаде, свидетельствует о том, что вирусы гриппа одного и того же подтипа не обязательно имеют одинаковую генетическую структуру, даже в рамках одного года или одного вида носителя. Высокая частотность заражения  вирусом гриппа у некоторых видов диких птиц и единичные случаи обнаружения сопутствующих инфекций поддерживают идею о том, что рекомбинация может иметь место в природе. Получение информации о фактической частотности генетической рекомбинации и влиянии данного явления на эволюцию вирусов гриппа будут представлять значительный научный интерес.

Весьма вероятно,  вирус H5N1 постоянно циркулировал среди домашних птиц в Юго-Восточной Азии с 1997 года, и, как следствие,  получил широкое распространение (Приложение 7 рис. 2). Результаты исследований, проводимых в материковой части Китая начиная с 1999 года, указывают на то, что вирус H5N1 стал эндемическим заболеванием  домашних птиц в регионе, и о наличии нескольких генетических линий этого вируса (US Department of the Interior (2006) Interagency Strategic Plan for Early Detection of Asian H5N1 Highly Pathogenic Avian Influenza in Wild Migratory Birds (US Department of the Interior, Washington, DC,).Вероятно, торговля домашней птицей и механическое передвижение зараженных материалов являются путями распространения птичьего гриппа в целом. Что касается H5N1, без сомнения, домашние водоплавающие птицы,  некоторые методы ведения сельского хозяйства, и агроэкология среды играют ключевую роль в возникновении, поддержании и распространением птичьего гриппа во многие из пострадавших стран (Gilbert, Chaitaweesub, Parakamawongsa, Premashthira, Tiensin, Kalpravidh, Wagner, Slingerbergh, 2006). Хотя множество диких птиц также были заражены,  их активная роль в географическом распространении этой болезни еще под вопросом. Существуют утверждения о том, что состояние здоровья зараженных птиц сильно затрудняет их миграции, а значит,  и распространение вируса H5N1. Хотя эксперименты над некоторыми видами диких птиц показали, что несколько видов птиц  способны перенести инфекцию на большие расстояния и передать ее без видимых признаков заболевания. Кроме того, многие дикие птицы могут приобретать иммунитет к низко патогенным  вируспм гриппа, с которыми у них был контакт. Наконец, недавние исследования позволяют предположить, что вирусы птичьего гриппа могут стать менее патогенными для уток, зараженных экспериментально, при сохранении высокой патогенности для кур. Нынешняя ситуация в Европе, где в ряде стран вспышки птичьего гриппа среди диких птиц не сопровождались заражением домашней птицы, говорит о том, что дикие мигрирующие птицы   способны переносить вирус на большие расстояния(Okazaki 2000; Liu, Xiao, Lei, Zhu, Qin, Zhang, Zhao, Wang, Feng, 2005).

3.2 Физико-географическое описание зимовочных стаций

Монголо- тибетская

            Данная область включает южную часть Монголии, а также северный и центральный Китай.

Монгольская часть: В границы указанной территории заходят крупнейшие горные массивы Монголии – Монгольский Алтай и Гобийский Алтай.   На юге, юго-востоке и востоке Монголии  располагаются обширные равнины Гоби (высоты 1000 – 1200 м) с отдельными вулканическими массивами, участками песков и солончаками. Климат умеренный резко континентальный, с суровой малоснежной зимой и сухим жарким летом. Средние температуры января от – 35 до – 10 °С, июля от 15 до 26 °С. Осадков на большей части Монголии 100-200 мм, в горах до 500 мм в год. На монгольских равнинах – растительность сухих степей, полупустынь и пустынь, в горах – степи, участки лесостепей  и хвойных лесов (под лесами около 10% территории Монголии) (Географический энциклопедический словарь …, 1989).

Горные склоны северо-западной части Монголии покрыты лесами из лиственницы, сосны, кедра, различных листопадных пород. В межгорных котловинах располагаются пастбищные луга (в поймах рек - заливные). По мере продвижения на юго-восток плотность растительного покрова постепенно уменьшается, леса и кустарниковые заросли сменяются степями с разнообразием трав и диких злаков. Пустыня Гоби большую часть года лишена растительности, лишь весной и в начале лета здесь появляются некоторые виды жестколиственных трав и кустарников (Страны мира …, 2005).

Китай (в т.ч. Тибет): На севере и северо-западе Китая находятся обширные пустынные равнины Таримская (входит в территорию Таримской зимовочной подобласти), Джунгарская, Алашань, Гоби (Приложение 8).

В юго-западной части данной области зимовок, в Китае (Тибет) располагается восточная часть Тибетского нагорья - одного из самых больших и высоких на земном шаре. Площадь около 2 млн. км2.  Ограничено горными системами Гималаев, Каракорума, Куньлуня, Сино-Тибетскими горами. Образует сочетание плоских или слабовсхолмлëнных равнин на высотах 4000-5000 м с хребтами, достигающими 6000-7000 м. На южной окраине, вдоль северных склонов Гималаев – тектонический прогиб, используемый долинами верховий Инда и Брахмапутры. Климат резко континентальный, суровый. Осадков на юге – 500-700 мм, на севере – 100-200 мм в год, на равнинах зима бесснежная. Снеговая линия на высотах 5000-6000 м (самое высокое положение на земном шаре). На хребтах Тангла, Кайлас и др.  – небольшие ледники. Много озер (Намцо, Селлинг, Данграюм и др.). На Тибетском нагорье берут начало большие реки Азии – Инд, Брахмапутра, Салуин, Меконг, Янцзы, Хуанхэ. Щебнистые высокогорные (холодные) пустыни и полупустыни, по долинам – участки тугайных лесов (Географический энциклопедический словарь …, 1989).

Основные стации в пределах указанной области, значимые для птиц водно-болотного комплекса:

Территория южной Монголии: на юго-западе – р. Булган-Гол Bulgan River (южная ее часть 46° 05' N, 91° 33' Е), озера равнины Гоби (Adgiyn Tsagaan Nuur (45° 32'N 100° 00'E) (Приложение 8), Orog Nuur (важейшее место остановки мигрирующих водно-болотных птиц (утиных и околоводных птиц, поддерживает существование гнездящихся популяций Phalacracorax carbo, Ardea cinerea, Tadorna ferruginea, T. tadorna, R.avosetta Charadrius alexandrinus, Limosa limosa, T. totanus, Sterna hirundo и др.), Tansain Tsagaan Nuur (45° 08'N 101° 28'E) - одно из немногих известных мест гнездования Larus relictus,  а также места гнездования R. avosetta, Ch. alexandrinus, значимое место остановки мигрирующих уток, куликов, чайковых), Ulaan Nuur (44° 32'N103°35'E) - самое восточное из гобийских озер, важная стация – место остановки мигрирующих уток, куликов и крачек), Holboljin Nuur  (45° 20'N 100°47'E) – место обитания различных водно-болотных птиц, включая гнездящиеся колонии Phalacracorax carbo  и  Ardea cinerea, Hooloyn Nuur (43° 38' 101° 20').

Территория Китая:

Центральный Китай (крупное солоноватое (слабоминерализованное) озеро Кукунор (Qinhai Hu (Koko Nur) 36°50'N  100°10'E  - в окрестностях водоема расположены зимовочные стации  Cygnus Cygnus, а также утиных (Anas platyrhynchos, A. falcata, Aythya fuligula, Mergus merganser). Лебеди появляются во второй половине октября, отлетают  в конце марта – начале апреля. Озеро также является очень важным местом остановки во время весенней и осенней миграции водно-болотных птиц, в особенности, утиных и куликов (в частности, Charadrius mongolus, Tringa glareola, Calidris temminckii  и др.).

На юго-запад от оз. Кукунор расположена группа озер - крупных пресных  Donggeicuona Hu (35° 17'N 98° 35'E), Madoi Lakes (34° 50'N 98° 10'E), Zhaling Hu (Gyaring Hu) -34° 55'N 97° 15'E , а также слабоминерализованное Zhing Hu (Ngoring Hu) -  34° 55'N 97° 43'E (Приложение 8). Эти водоемы имеют значение как места размножения и остановочные стации для водно-болотных птиц.

Тибет: значимые как места гнездования  Anser indicus, Tadorna ferruginea, так и важнейшие места остановки на весеннем и осеннем пролете птиц водно-болотного комплекса - озера Chang Tang (в частности, наиболее крупные из них в центральной и северной части Тибета соленые озера: Namu Cuo (Tengri Nor) - 30° 40'N 90° 30'E, Selin Cuo (Siling Co)  -  31° 50' N 89° 00'E,  Dangreyong Cuo (Tangra Yumco) - 31° 00'N 86° 35'E, Zarinanmu Сuo (Zhari Namco) -  30°55'N  85°35'E. Область озер Chang Tang характеризуется следующими особенностями: холодный и засушливый климат, с очень интенсивной солнечной радиацией во время летних месяцев. Основная тенденция климата  - повышение аридности с юго-востока на северо-запад и с юга на север, ежегодное количество осадков варьирует от 250 мм на юго-востоке до 60 мм на северо-западе. Наибольшее количество осадков выпадает летом (июнь – сентябрь), очень мало снега. Температурный диапазон от наиболее низкой зимой – 44,5 °С до 22 °С летом.

Хэйлунзяно-хэбэйская

Область охватывает восточную часть Китая (за исключением юго-востока и крайнего северо-востока). Климатические условия данной области разнообразны.

На крайнем востоке (северо-востоке) климат влажный, умеренный с теплым летом и очень холодной зимой. На северо-востоке провинции Хэйлунзянь на 4 млн га располагается обширная низменность - аллювиальная равнина, из которых 2 млн га занимают водно-болотные угодья. В формировании этих мест участвуют три крупные реки  Songhua Jiang, Heilongjian (Amur), Wusuli (Ussuri). Около 190 малых рек и ручьев, бесчисленное количество небольших озер и прудов, осоковые марши, влажные луга (заливные луга) в сочетании с горными хребтами и островами с лесными участками. Три основных водно-болотные территории этих мест: Northeast Sanjiang Plain and Hjng He Nature Reserve (47° 20'N - 48° 20'N , 132° 45'E - 134° 30'E), Basin of the Qixing and Naoli Rivers (46° 25'N -47° 15'N , 131° 55'E - 133° 15'E) и низовья р. Duluhe (47° 20'N 130° 50'E)  - крайне важные стации гнездования и остановки для водно-болотных птиц (гусей, уток, журавлей и куликов).

В северной части области – климат полупустынный, сухой, континентальный, среднегодовое количество осадков 350-412 мм (большинство приходится на весенний и  летний периоды), среднегодовое испарение – 1890 мм. Весна характеризуется сильными ветрами. В среднем максимальная температура июня и июля составляет 29 °С (максимум 37 - 38°С). Зима крайне холодная, в среднем минимальная температура  -32 °С (абсолютный минимум - 39 °С). Период морозов длится 144-157 дней ежегодно, небольшие участки снега могут оставаться до конца апреля.

Среди крупнейших водно-болотных комплексов указанной части области здесь располагается Xiang Hai Nature Reserve (44° 45'N -45° 09'N , 122° 15'E - 122° 45'E) – комплекс пресноводных маршей и влажных лугов бассейна р. Huolin, с многочисленными мелководьями (отмелями), от пресных до солоноватых озер и прудов. Значительное количество представителей сем. Anatidae останавливается здесь во время миграции и на зимовке. Более 10 тыс. Anas falcata, тысячи Cygnus sp. отмечены на зимовке. Для Anas falcatа  территория имеет важное значение как места для линьки (линники). Кроме того, на данной территории расположены Momoge Nature Reserve (45° 55'N 123° 35'E) – важнейшее место гнездования и остановки на пролете водно-болотных птиц, включая 6 видов журавлей, среди обычных мигрантов отмечены Cygnus cygnus, G. monacha, G. grus;  озерный комплекс Longzhao Marshes (45° 00'N - 45° 20'N , 123° 15'E - 124° 00'E) – важное место обитания для утиных и куликов, крупное пресное озеро Hulun Hu (48° 30'N - 49° 20'N , 116° 55'E - 117° 55'E); водно-болотный комплекс Shalong Marshes and Nature Reserve (46° 55'N -47° 35'N , 124° 00'E - 124° 30'E), к обычным мигрантам и зимующим птицам на территории последнего относятся Anser fabalis, A. albifrons, многие утиные, в частности, Anas formosa, Bucephala clangula, а также многочисленные кулики и чайки. 

В южной части области (в частности, на северо-восточном побережье Ляодунского залива) расположена умеренная зона с полувлажным муссонным климатом. Среднегодовое количество осадков – 650 мм, их наибольшее количество выпадает в летние месяцы (июнь-август), средняя температура января - 12°С, минимальная – 29,2 °С; средняя температура июля  24 °С (максимальная 35,2 °С).

В данной части Хэйлунзяно-хэбэйской области объединяются эстуарии четырех крупных рек (Shuangtaizi, Liao, Raoyang, Hun) и шести более мелких c постоянными пресноводными и солеными маршами (участками), песчаными пляжами, грязевыми отмелями побережья (зона прилива) Ляодунского залива. Эти места (Shuangtaizi and Liao Marshes 40° 52'N -41° 03'N , 121° 35'E - 121° 55'E) являются важными стациями гнездования и остановки на пролете мигрирующих птиц, в особенности, цапель, гусей, уток, журавлей, куликов, чаек и крачек. Свыше 114 видов птиц здесь зарегистрировано. Эти марши важное место остановки для мигрирующих аистов  (Ciconia nigra, C. ciconia boyciana, регистрируемые осенью и весной). Среди других мигрантов отмечены Cygnus cygnus, Anser fabalis, Grus grus, G. vipio, G. monacha. Кроме указанных маршей, комплекс водно-болотных угодий Beidai He (39° 49'N 119° 30'E) на северо-западном побережье залива Bo Hai  крайне значим для мигрирующих птиц в весенний и осенний периоды в связи с тем, что залив Bo Hai  на востоке и горные преграды на западе имеют эффект воронки (трубы) для птиц, мигрирующих через восточный Китай, а большое разнообразие мест обитаний  Beidai He обеспечивает мигрантов местами отдыха с обильным кормом. Около 300 видов отмечены в пределах данных водно-болотных комплексов как весной, так и осенью. Среди зарегистрированных видов - Anser fabalis, Ardea cinerea (весенние учеты), более 40 видов ржанкообразных отмечены осенью, в том числе Larus ridibunds, L. аrgentatus и др.

В юго-западной части Хэйлунзяно-хэбэйской области расположена группа из озер Dai Hai (40°34'N 112°40'E) – значимое место гнездования и остановки для мигрирующих птиц (Anas platyrhynchos, A.querquedula), отмечено свыше 1300 куликов 15 видов (Charadrius dubius и др.), Huangqi (40° 50'N 113° 15'E), Qagan Nur and Anguli Nur (41° 15'N - 41° 40'N , 113° 25'E - 114° 45'E).



3.3 Красноярский край как область миграции птиц

Регион, расположенный в центре Евразийского материка, представляет исключительный интерес как территория, на которой фактически происходит формирование трех крупных миграционных потоков Азии. Вместе с тем, до сих пор миграции птиц на территории юга Средней Сибири наименее изучены. Следует отметить, что русла пролета ряда видов, например, куликов, не так отчетливо выражены (особенно по долинам крупных водотоков), как миграционные пути гусеобразных (Приложение 9). Однако данные, полученные кафедрой  охотничьего ресурсоведения и заповедного дела КрасГУ, убедительно свидетельствуют, что в континентальной части Азии пролегают внутриматериковые трассы не только гусеобразных, но и других птиц водного и околоводного комплекса. Знания о направления сезонных миграций, их интенсивности определяют возможность прогноза трансконтинентального переноса птицами арбовирусов [Савченко, 2006].

Основная роль в поддержании циркуляции вируса гриппа А принадлежит птицам из семейства утиных, причем номинативный род Anas представлен наиболее широко распространенными видами. Ареалы гнездования многих видов уток занимают обширную территорию от степей до тундр Евразии и Северной Америки [Рябицев, 2001]. Для всех массовых видов уток выявлено несколько географических популяций, которые различаются по преимущественным местам зимовок и миграционным маршрутам. Однако гнездовые ареалы соседних популяций не имеют четких границ, образуя «переходные зоны».

Зимовки перелетных птиц, обитающих на территории Сибири, располагаются за ее пределами и часто значительно удалены от гнездового ареала. В связи с чем, значительная часть жизненного цикла большинства птиц этой группы связана с трансконтинентальными перемещениями (Приложение 9).

В Евразии мигрирующие птицы имеют в самом общем виде три основных направления миграций: западное  - зимовки в Европе и Западной Африке; южное - зимовки в Центральной и Восточной Африке, на Среднем Востоке, Индии, во внутренних районах Китая, в других странах Южной и Юго-Восточной Азии; восточное  - зимовки в Тихоокеанском регионе - Америке, Японии, на побережьях Китая и Кореи  [Рогачева, Сыроечковский, 2000]. Понятно, что эта схема отражает лишь самое общее распределение миграционных потоков на континентах и в реалии более сложна. Красноярский край представляет собой своеобразный птичий перекресток, где не только сходятся крупнейшие миграционные потоки Азиатского континента, но многие формируются на территории Восточной и Средней Сибири. Пролетные трассы в Приенисейской Сибири не идут в меридиональном направлении, как предполагалось ранее, а делятся на три миграционных потока: западноазиатский (с северо-востока на юго-запад), восточноазиатский (с северо-запада на юго-восток) и центральноазиатский [Савченко, 2005].

Центром орнитологического мониторинга СФУ (ЦОМ СФУ) совместно с учеными Красноярского аграрного университета осуществлялись наблюдения за состоянием диких птиц. На 27.05.2008 г. взято 434 пробы сыворотки крови у отлавливаемых птиц и 81 проба патологического материала (органы и ткани, легких, трахеи, селезенки, участков кишечника) от павшей и убитой с диагностической целью птицы (Рис.3;4). Антитела к гемагглютининам подтипа Н5 обнаружены в 22 пробах на территории 6 районов (Казачинский - 7 и Большемуртинский – 6, Новоселовский – 2, Каратузский – 2, Рыбинский – 1, Сухобузимский - 4).

Антитела к гемагглютининам подтипа Н5 обнаружены в 22 пробах на территории 6 районов (Казачинский - 7 и Большемуртинский – 6, Новоселовский – 2, Каратузский – 2, Рыбинский – 1, Сухобузимский - 4).

Южная группа районов. В пределах Минусинской группы районов Красноярского края и прилегающей части Республики Хакасия, преимущественно водно-болотным местообитаниям Минусинского, Краснотуранского и Шушенского районов, а также на прилегающих территориях Республики Хакасия (озера Тагарское, Сухое, урочище «Трехозерки», Черное, Бугаево, Тубинский залив Красноярского водохранилища, участки поймы Енисея и Тубы.

С целью мониторинга орнитологической обстановки осуществлялись наблюдения за динамикой миграций птиц (маршрутные, точечные, секторные учеты, ночные акустические наблюдения), проводился забор проб на анализ инфицированности вирусом птичьего гриппа (в частности на тест-системах РТГА, ИФА) (Рис.3;4), оценивалась роль естественных и антропогенных факторов, собиралась информация о вероятности контагеоза диких птиц, особенно водоплавающих, с домашними животными и человеком, в определяющий для мигрантов этап весеннего пролета.

Из птиц, роль которых в эпизоотическом процессе на текущий момент может быть велика, следует отметить: из аистообразных - серую цаплю; из соколообразных - черного коршуна, из журавлеобразных – лысуху, журавлей серого и красавку. Из систематической группы гусеобразных сюда входят 14 видов. ржанкообразных – 10, воробьинообразных – 13. Перечисленные группы образуют крупные скопления, часть из них в наибольшей степени приурочены к селитебному ландшафту. Особую роль играют орнитофаги и падальщики (черный коршун, вороновые), так как все патогенные инфекции имеют свойство накапливаться на вершинах трофических цепей.

В группу с высокой степенью участия в эпизоотическом процессе вошли чирок-свистунок, широконоска, красноголовая чернеть, чирок-трескунок, шилохвость, свиязь, таежный гуменник, большой крохаль, лысуха, журавли, чайки (4 вида), травник, поручейник, черная ворона, грач и др (Приложение 9).

  Ачинская группа районов. В пределах Ачинской группы районов Красноярского края и прилегающей части Республики Хакасия исследования птиц проводились по ключевым, преимущественно водно-болотным угодьям Новоселовского, Балахтинского, Ужурского районов, а также на прилегающих территориях Республики Хакасия.


ВЫВОДЫ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Рогачева, Э.В. Енисейский пролетный путь птиц как часть Центральноевразиатского миграционного региона / Э.В.Рогачева, Е.Е. Сыроечковский // Материалы к юбилею научно-исследовательского стационара Мирный. – 2000. – С. 76 - 82.

2. Рябицев, В.К. Птицы Птицы Урала, Приуралья и Западной Сибири: Справочник-определитель / В.К. Рябицев. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. – 608 с.: ил.

3.Аристова, В.А. Экология и эволюция вирусов гриппа в России (1979-2002 гг.) / В.А.Аристова, Д.К.Львов, С.С.Ямникова, И.Т.Федякина // Вопросы вирусологии. - 2004 №3.- С. 16 - 24.

4.Борисов, Л.Б. Медицинская микробиология, вирусология, иммунология / Л.Б. Борисов, А.М.Смирнова, И.С.Фрейдлин. – М.: Медицина, 1994. – 528 с.

5.Вирусы гриппа диких птиц Прибайкалья. Ситуация осени 2005 г.: отчет о НИР (заключит.) /Ин-т эпидемиол. и микробиол. ГУ НЦМЭ ВСНЦ СО РАМН;руков. Хаснатинов М.А.; испол.: Е.А.Чапоргина, Г.А. Данчинова, Е.В. Арбатская [и др.]. – Иркутск, 2005. – 5 с.-[Рукопись].

6.Владимирцева, Е.А. Сравнительное изучение РНК и белков антигенно сходных вирусов гриппа А животных и человека / Е.А Владимирцева, Л.В.Агафонова, С.С.Ямникова // Вопросы вирусологии. - 1981 №1. - С. 28 - 35.

7.Власов, В. Готова ли сегодня Россия к возможной пандемии? / В. Власов // Медицинская газета № 24. 2006. 5 апреля.

8. Воловская, М.Л. Эпидемиология с основами инфекционных болезней / М.Л. Воловская. - М.: Медицина, 1989. – 368 с.

9. Гаврилов, Э.И. Методика сбора и обработки материалов по количественной характеристике видимых миграций птиц / Э.И.Гаврилов // Методы изучения миграций птиц. - М.: Наука, 1977. – С. 96 - 117.

10.       Ибрагимов, А.А. Патологоанатомические изменения при гриппе птиц / А.А. Ибрагимов // Ветеринария. - 2006 №4. - С. 26 - 27.

11.        Ильичев, В.Д. Общая орнитология / В.Д. Ильичев, Н.Н. Карташев, И.А.Шилов.- М.: Высшая школа, 1982. - 464 с.

12.        Каверин, Н.В. Межвидовая трансмиссия вирусов гриппа А и проблема пандемий / Н.В.Каверин, Ю.А.Смирнов // Вопросы вирусологии. - 2003 №3. - С. 4 - 10.

13.       Клиника, дифференциальная диагностика и лечение птичьего гриппа субтипа H5N1: памятка /Краевая ветеринарная лаборатория; руков. Хлыстунов А.Г. – Красноярск, 2006. – С. 3.

14.       Липатов, А.С. Эволюция вирусов гриппа птиц H5N1 с 1997 по 2004 г. в Южной и Юго-Восточной Азии / А.С. Липатов, Ю.А.Смирнов, Н.В.Каверин, Р.Г.Вебстер // Вопросы вирусологии. – 2005 №4. – С.11 - 17.

15.        Львов, Д.К. Экология арбовирусов / Д.К.Львов, А.Д.Лебедев. - М.: Медицина, 1974. - 182 с.

16.        Львов, Д.К. Миграции птиц и перенос возбудителей инфекции / Д.К.Львов, В.Д. Ильичев. – М.: Наука, 1979. - 269 с.

17.        Львов, Д.К. О природной очаговости гриппа / Д.К.Львов, С.С.Ямникова // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. – 1986 №2.- С. 27 - 29.

18.        Львов, Д.К. Изоляция штаммов вируса гриппа А/Н5N1 от домашних и диких птиц в период эпизоотии в Западной Сибири (июль 2005г.) и их депонирование в государственную коллекцию вирусов (08 августа 2005г.) / Д.К. Львов, М.Ю.Щелканов, П.Г.Дерябин, Т.В.Гребенникова // Вопросы вирусологии. - 2006 №1.- С. 11 - 14.

19.       Савченко, А.П. Методический комплекс по изучению миграций птиц / А.П. Савченко. -  Красноярск: Изд-во Краснояр. гос. ун-та, 1991. - 48 с.

20.       Савченко, А.П. Ресурсы охотничьих птиц красноярского края / А.П. Савченко, В.И.Емельянов, Н.В. Карпова; под ред. В.В.Луцкий. -  Красноярск:  Изд-во Краснояр. гос. ун-т. – 2003. – 326 с.

21.       Савченко, А.П. Эпидемию можно прогнозировать и предотвратить / А.П. Савченко // Красноярский рабочий.  2005.

22.       Савченко, А.П. О вероятности заноса и распространения гриппа птиц (Н5N1) на территории Средней Сибири / А.П. Савченко // Вестник Красноярского государственного университета. Естественные науки. - 2006. №5. - С. 113-117.

23.        Справочник по дифференциальной диагностике инфекциооных болезней / Под ред. А.Ф. Фролова, Б.Л. Угрюмова, Е.К. Тринус. - Киев.: Здоровя, 1987. - 288 с.

24.       Степанян, Л.С. Конспект орнитологической фауны СССР / Л.С. Степанян. - М.: Наука, 1990. – 728 с.

25.       Федякина, И.Т. Действие противовирусных препаратов на репродукцию вируса гриппа птиц А/Н5, изолированного в России / И.Т. Федякина, С.С.Ямникова, Г.А.Галегов, Д.К.Львов // Вопросы вирусологии. – 2005 №4. – С. 35 - 39.

26.       Ямникова, С.С. Межпопуляционные взаимодействия в системе вирусы гриппа А – животные – человек / С.С. Ямникова, А.Д. Забережный, Д.К. Львов, Т.В. Гребенников // Вопросы вирусологии. – 2005 №4. – С. 4 - 10.

27.       Региональные новости: От птичьего гриппа в России погибло почти полтора миллиона птиц [Электронный ресурс], 2007. -  Режим доступа: http://www.Regions.ru

28.       Отчет Всемирной Организации Здравоохранения о ситуации распространения гриппа птиц в мире [Электронный ресурс], 2007 – Режим доступа: http://www.who.int.

29.            Subbarao, K, Klimov, A, Katz, J, Regnery, H, Lim, W, Hall, H, Perdue, M, Swayne, D, Bender, C & Huang, J, et al. (1998) Science 279, 393–396

30.            Food and Agriculture Organization of the United Nations (2005) A Global Strategy for the Progressive Control of Highly Pathogenic Avian Influenza (Food and Agriculture Organization of the United Nations, Rome,).

31.            Olsen, B, Munster, VJ, Wallensten, A, Waldenstrom, J, Osterhaus, A & Fouchier, RAM. (2006) Science 312, 384–388

32.            Chen, H, Smith, GJD, Zhang, SY, Qin, K, Wang, J, Li, KS, Webster, RG, Peiris, JSM & Guan, Y. (2005) Nature 436, 191–192

33.            Webster, R, Peiris, M, Chen, H & Guan, Y. (2006) Emerging Infect Dis 12, 3–8

34.            Scholtissek, C & Naylor, E. (1988) Nature 331, 215

35.            Ducatez, MF, Olinger, CM, Owoade, AA, De Landtsheer, S, Ammerlaan, W, Niesters, HGM, Osterhaus, A, Fouchier, RAM & Muller, CP. (2006) Nature 442, 37

36.            US Department of the Interior (2006) Interagency Strategic Plan for Early Detection of Asian H5N1 Highly Pathogenic Avian Influenza in Wild Migratory Birds (US Department of the Interior, Washington, DC,).

37.            Webby, RJ & Webster, RG. (2003) Science 302, 1519–1522

38.            Liu, J, Xiao, H, Lei, F, Zhu, Q, Qin, K, Zhang, XW, Zhang, XL, Zhao, D, Wang, G & Feng, Y, et al. (2005) Science 309, 1206

39.            Ellis, TM, Bousfield, RB, Bissett, LA, Dyrting, KC, Luk, GSM, Tsim, ST, Sturm-Ramirez, K, Webster, RG, Guan, Y & Peiris, JSM. (2004) Avian Pathol 33, 492–505

40.            Kawaoka, Y, Chambers, TM, Sladen, WL & Webster, RG. (1988) Virology 163, 247–250

41.            Gilbert, M, Chaitaweesub, P, Parakamawongsa, T, Premashthira, S, Tiensin, T, Kalpravidh, W, Wagner, H & Slingerbergh, J. (2006) Emerg Infect Dis 12, 227–234

42.            Mase, M, Kim, JH, Lee, YJ, Tsukamoto, K, Imada, T, Imai, K & Yamaguchi, S. (2005) Microbiol Immunol 49, 871–874

43.            Chen, H, Smith, G, Li, K, Wang, J, Fan, X, Rayner, J, Vijaykrishna, D, Zhang, J, Zhang, L & Guo, C, et al. (2006) Proc Natl Acad Sci USA 103, 2845–2850

44.            Gilchrist, P. (2005) Worlds Poultry Sci J 61, 198–214

45.            Cramp, S, Simmons, KEL, Ferguson-Lees, IJ, Gillmor, R, Hollom, PAD, Hudson, R, Nicholson, EM, Ogilvie, MA, Olney, PJS, Voous, KH & Wattel, J. (1977) Handbook of the Birds of Europe, the Middle East, and North Africa: The Birds of the Western Palearctic (Oxford Univ Press, Oxford,) Vol 1

46.            Delaney, S & Scott, D. (2002) Waterbird Population Estimates (Wetlands International, Wagenigen, The Netherlands,) 3rd Ed

47.            Heath, MF & Evans, MI. eds. Important Bird Areas in Europe: Priority Sites for Conservation BirdLife Conservation Series 8 (2000) (BirdLife International, Cambridge, UK,)

48.            Burfield, I & van Bommell, F. (2004) Birds in Europe: Population Estimates, Trends, and Conservation Status BirdLife Conservation Series No 12 (BirdLife International, Cambridge, UK,)

49.            Perkins, LEL & Swayne, DE. (2002) Avian Dis 46, 877–885.

50.            Hulse-Post, DJ, Sturm-Ramirez, KM, Humberd, J, Seiler, P, Govorkova, EA, Krauss, S, Scholtissek, C, Puthavathana, P, Buranathai, C & Nguyen, TD, et al. (2005) Proc Natl Acad Sci USA 102, 10682–10687.

51.            Swofford, DL. (2001) PAUP*: Phylogenetic Analysis Using Parsimony (and Other Methods) 4.0 Beta (Sinauer, Sunderland, MA,).

52.            R. G. Webster, W. J. Bean, O. T. Gorman, T. M. Chambers, Y. Kawaoka, Microbiol. Rev. 56, 152 (1992)

53.            R. A. M. Fouchier et al., J. Virol. 79, 2814 (2005)

54.            D. J. Alexander, Vet. Microbiol. 74, 3 (2000)

55.            J. Del Hoyo, A. Elliot, J. Sargatal, Eds., Handbook of the Birds of the World (Lynx Edicions, Barcelona, 1996), vols. 1 and 3.

56.            R. G. Webster, M. Yakhno, V. S. Hinshaw, W. J. Bean, K. G. Murti, Virology 84, 268 (1978)

57.            J. van de Kam, B. Ens, T. Piersma, L. Zwarts, Shorebirds: An Illustrated Behavioural Ecology (KNNV Publishers, Utrecht, Netherlands, 2004).

58.            T. Alerstam, A. Lindstrom, in Bird Migration: Physiology and Ecophysiology, E. Gwinner, Ed. (Springer-Verlag, Berlin, 1990), pp. 331–351.

59.            K. Okazaki et al., Arch. Virol. 145, 885 (2000)

60.            B. A. Hanson, D. E. Stallknecht, D. E. Swayne, L. A. Lewis, D. A. Senne, Avian Dis. 47, 867 (2003)

61.            P. Rohani, D. J. Earn, B. T. Grenfell, Science 286, 968 (1999)

62.            D. C. Nguyen et al., J. Virol. 79, 4201 (2005)

63.            H. Kida, R. Yanagawa, Y. Matsuoka, Infect. Immun.

64.            D. A. Scott, P. M. Rose, Atlas of Anatidae Populations in Africa and Western Eurasia (Publ. no. 41, Wetlands International, Wageningen, Netherlands, 1996).

65.            S. Krauss et al., Vector Borne Zoonotic Dis. 4, 177 (2004)

66.            L. Widjaja, S. L. Krauss, R. J. Webby, T. Xie, R. G. Webster, J. Virol. 78, 8771 (2004)

67.            E. Spackman et al., Virus Res. 114, 89 (2005)

68.            R. E. Gill, R. W. Butler, P. S. Tomkovich, T. Mundkur, C. M. Handel, Trans. North Am. Wildlife Nat. Resources Conf. 59, 63 (1994).

69.            N. V. Makarova, N. V. Kaverin, S. Krauss, D. Senne, R. G. Webster, J. Gen. Virol. 80, 3167 (1999)

70.            J. H. Liu et al., Virus Genes 29, 81 (2004)

71.            J. C. Obenauer et al., Science 311, 1576 (2006)

72.            J. C. de Jong, E. C. Claas, A. D. Osterhaus, R. G. Webster, W. L. Lim, Nature 389, 554 (1997)

73.             M. Ellis et al., Avian Pathol. 33, 492 (2004).

74.            J. Liu et al., Science 309, 1206 (2005)

75.            K. M. Sturm-Ramirez et al., J. Virol. 78, 4892 (2004) H. Chen et al., Proc. Natl. Acad. Sci. U.S.A. (2006).

76.            K. S. Li et al., Nature 430, 209 (2004)

77.            V. Martin et al., Dev. Biol. 124, 23 (2006).

78.            M. Gilbert et al., Emerg. Infect. Dis. 12, 227 (2006)

79.            D. J. Hulse-Post et al., Proc. Natl. Acad. Sci. U.S.A. 102, 10682 (2005)


ПРИЛОЖЕНИЕ

                                                                               


 Приложение 4


Приложение 5


 Приложение 6


Приложение 7


Приложение 8

Таблица 1. Частота заражения вирусом гриппа у диких птиц.

Семья вид  Проверено  Положительно (о) (%)

Утки 36 видов 34.503    3275    9,5

Кряква (Anas platyrhynchos) 15.250    1965   12,9

Шилохвость (Anas acuta) 3.036 340 11,2

Голубокрылый чирок (Anas discors) 1.914 220 11,5

Чирок-свистунок (Anas crecca) 1.314 52 4,0

Свиязь (Anas penelope) 1.023 8 0,8

Каролинская утка (Aix sponsa) 926 20 2,2

Пеганка (Tadorna tadorna) 881 57 6,5

Американская черная утка (Anas rubripes) 71713018 .1

Чирок-свистунок (Anas carolinensis) 707 28 4,0

Серая утка (Anas strepera) 687 10 1,5

Пятнистая утка (Anas poecilorhyncha) 574 21 3,7

Гуси 8 видов 4.806 47 1,0

Канадский Гусь (Branta canadensis) 2.273 19 0,8

Серый гусь (Anser anser) 977 11 1,1

Белолобый  гусь (Anser albifrons) 596 13 2,2

Лебеди 3 вида 5.009 94 1,9

Тундряный Лебедь (Cygnus columbianus) 2.137 60 2,8

Лебедь-шипун (Cygnus olor) 1.597 20 1,3

Лебедь-кликун (Cygnus cygnus) 930 14 1,5

Чайки 9 видов 14.505 199 1,4

Делавэрская чайка ( Larus delawarensis) 6966 136 2,0

Чернохвостатая чайка ( Larus crassirostris) 1726 17 1,0

Черноголовая чайка ( Larus ridibundus) 770 17 2,2

Серебристая чайка ( Larus argentatus) 768 11 1,4

Сизая чайка ( Larus canus) 595 0 0,0

Крачки 9 видов 2.521 24 0,9

Крачка обыкновенная (Sterna hirundo) 961 16 1,7

Цапли 10 видов 2.637 21 0,8

Водяные пастушки 3 вида 1.962 27 1,4

Евразийскиая Лысуха (Fulica atra) 1.861 23 1,2

Буревестники 5 видов1.416 4 0,3

Клинохвостный буревестникr (Puffinus pacificus) 794 4 0,5

Бакланы 1 вид 4.500 18 0,4

Большой баклан (Phalacrocorax carbo) 4500 18 0,4

Positive


Family

Species

Sampled

(n)

(%)


Ducks

36 species

34,503

3275

9.5

Mallard (Anas platyrhynchos)

15,250

1965

12.9

Northern Pintail (Anas acuta)

3,036

340

11.2

Blue-winged Teal (Anas discors)

1,914

220

11.5

Common Teal (Anas crecca)

1,314

52

4.0

Eurasian Wigeon (Anas penelope)

1,023

8

0.8

Wood Duck (Aix sponsa)

926

20

2.2

Common Shelduck (Tadorna tadorna)

881

57

6.5

American Black Duck (Anas rubripes)

717

130

18.1

Green-winged Teal (Anas carolinensis)



707

28

4.0

Gadwall (Anas strepera)

687

10

1.5

Spot-billed Duck (Anas poecilorhyncha)

574

21

3.7

Geese

8 species

4,806

47

1.0

Canada Goose (Branta canadensis)

2,273

19

0.8

Greylag Goose (Anser anser)

977

11

1.1

White-fronted Goose (Anser albifrons)

596

13

2.2

Swans

3 species

5,009

94

1.9

Tundra Swan (Cygnus columbianus)

2,137

60

2.8

Mute Swan (Cygnus olor)

1,597

20

1.3

Whooping Swan (Cygnus cygnus)

930

14

1.5

Gulls

9 species

14,505

199

1.4

Ring-billed gull (Larus delawarensis)

6,966

136

2.0

Black-tailed Gull (Larus crassirostris)

1,726

17

1.0

Black-headed Gull (Larus ridibundus)

770

17

2.2

Herring Gull (Larus argentatus)

768

11

1.4

Mew Gull (Larus canus)

595

0

0.0

Terns

9 species

2,521

24

0.9

Common Tern (Sterna hirundo)

961

16

1.7

Waders

10 species

2,637

21

0.8

Rails

3 species

1,962

27

1.4

Eurasian Coot (Fulica atra)

1,861

23

1.2

Petrels

5 species

1,416

4

0.3

Wedge-tailed Shearwater (Puffinus pacificus)

794

4

0.5

Cormorants

1 species

4,500

18

0.4

Great Cormorant (Phalacrocorax carbo)

4,500

18

0.4



 


 Приложение 1

Cumulative Number of Confirmed Human Cases of Avian Influenza A/(H5N1) Reported to WHO

                                             30.04.2008 / www.who.int

Country

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Total

cases

deaths

cases

deaths

cases

deaths

cases

deaths

cases

deaths

cases

deaths

cases

deaths

Azerbaijan

0

0

0

0

0

0

8

5

0

0

0

0

8

5

Cambodia

0

0

0

0

4

4

2

2

1

1

0

0

7

7

China

1

1

0

0

8

5

13

8

5

3

3

3

30

20

Djibouti

0

0

0

0

0

0

1

0

0

0

0

0

1

0

Egypt

0

0

0

0

0

0

18

10

25

9

7

3

50

22

Indonesia

0

0

0

0

20

13

55

45

42

37

16

13

133

108

Iraq

0

0

0

0

0

0

3

2

0

0

0

0

3

2

Lao People's Democratic Republic

0

0

0

0

0

0

0

0

2

2

0

0

2

2

Myanmar

0

0

0

0

0

0

0

0

1

0

0

0

1

0

Nigeria

0

0

0

0

0

0

0

0

1

1

0

0

1

1

Pakistan

0

0

0

0

0

0

0

0

3

1

0

0

3

1

Thailand

0

0

17

12

5

2

3

3

0

0

0

0

25

17

Turkey

0

0

0

0

0

0

12

4

0

0

0

0

12

4

Viet Nam

3

3

29

20

61

19

0

0

8

5

5

5

106

52

Total

4

4

46

32

98

43

115

79

88

59

27

21

382

241